На главную страницу

СЛОВО ЦЕРКВИ

СвященноначалиеМонастыри и епархииМирянеНаследники Царства

РАССЫЛКА
Русское Воскресение

Обновления сайта "Стояние за Истину" 
и других страниц 
и разделов сервера "Русское Воскресение", выходит еженедельно


БАННЕРЫ
православных сайтов

СЧЕТЧИКИ

Љ в «®Ј Џа ў®б« ў­®Ґ •аЁбвЁ ­бвў®.ђг
Rambler's Top100
TopList
liveinternet.ru: показано число просмотров и посетителей за 24 часа
ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU

Поиск

Искомое.ru

Украинские БАННЕРЫ

Поиск




uaportal.com

Украина Православная. Официальный сайт Украинской Православной Церкви.

Редкие украинские исторические документы.

Каталог Православное Христианство.Ру

Реклама:

* * *

"Работа по восстановлению памяти жертв Терезина и Талергофа (1914-1917)." Доклад Саунина М.И.

Версия для печати

Православная конференция

«За Триединую Русь Святую

 и Веру Православную»

г.Днепропетровск

26 марта 2005 года

Работа по восстановлению памяти жертв

Терезина и Талергофа (1914-1917).

Саунин М.И.,

 «За Русь Святую и Веру Православную», г.Киев

Дорогие братья  и сестры, приветствую благочестивое собрание.

Можно сказать, совсем недавно, для многих, как открытие прозвучала правда про «Голодомор на Украине», расстрел студентов под Крутами тоже стал символом невинных жертв в общегосударственном масштабе. Отдание памяти жертвам фашистских концлагерей – это уже международная традиция. В этот ряд логично встало Постановление Верховной Рады Украины «О 90-летии трагедии в концлагере Талергоф» принятое 8 октября 2004 года  № 2084– IV.

Масштабы преступлений еще 14 июня 1917 года раскрыл в своей речи депутат австрийского парламента, чех Юрий Стршибрны, заявив, что в продолжение полутора лет вымерло 15% талергофцев, т.е. свыше 3000 галичан и буковинцев.

В 1924-1932 годах во Львове Талергофским Комитетом в четырех частях был издан Талергофский Альманах (ПРОПАМЯТНАЯ КНИГА австрийских жестокостей, изуверств и насилий над карпаторусским народом во время всемирной войны 1914-1917 гг.) Эти выпуски, наполненные множеством документальных свидетельств могут стать основой для разоблачения исторических фальсификаций, для обличения геноцида коренного русского населения Галицкой Руси. Уже есть случаи, когда внимательное изучение этих зверств, предательств и доносов приводило людей в каноническую Православную церковь на путь спасения души. Сегодня существует потребность в переиздании Талергофских Альманахов и необходимые шаги к этому уже сделаны, но пока мы рады, что любой желающий может познакомиться с первоисточниками в Интернете. Почти каждому из нас по силам размножение и распространение информации просветительского характера при помощи электронных носителей (дискеты, диски). И это очень удобно: Вы зашли в гости к другу домой или на работу всего на несколько минут, а на память о вашем посещении осталось много полезной информации. Люди не равнодушные могут распечатать некоторые документы и познакомить с ними редакторов местных газет (например письмо нардепа Ю.Саломатина и т.д.).


В 1939 году в Белграде была издана книга В.В. Шульгина «УКРАИНСТВУЮЩИЕ  И  МЫ», где известный политик и публицист раскрыл корни трагедии и ответил на многие вопросы:

«Своих братьев галичан только за то, что они хотели сохранить свое тысячелетнее русское имя, мучали, терзали в тюрьмах и застенках, тысячами казнили на виселицах!

 

"Депутат австрийскаго парламента, поляк г.  Дашинский (русские депутаты были приговорены к смертной казни) сказал на одном из заседаний, что у подножия самых Карпат от расстрелов и виселиц погибло около 60.000 невинных жертв".  (Временник, Научно-Литературные записки Львовскаго Ставропигиона на 1935 г, стр. 68 и 69).

За что погибли эти люди?  Были ли они действительно невинными?  Об этом мы можем узнать из речи инженера Хиляка, представителя галицко-русской молодежи:

"...Талергоф, пекло мук и страданiй, лобное мЪсто, голгофа русскаго народа и густой лЪс крестов "под соснами", а в их тЪни они - наши отцы и наши матери, наши братья и наши сестры, которые сложили там головы.  Неповинно!  Но во истину ли неповинно?  НЪт, они виноваты, тяжко виноваты.  Ибо своему народу служили вЪрно, добра, счастья и лучшей доли ему желали, завЪтов отцов не ломили, великую идею единства русскаго народа исповЪдывали.  И не преступление ли это?  Однако наиболЪе страшным, наиболЪе волнующим, наиболЪе трагическим в этом мученичеств русскаго народа было то, что брат брата выдавал на пытки, брат против брата лжесвидЪтельствовал, брат брата за iудин грош продавал, брат брату Каином был.  Может ли быть трагизм больше и ужаснЪе этого? Пересмотрите исторiю всЪх народов мiра, и такого явленiя не найдете.  Когда лучшiе представители народа "изнывали по тюрьмам сырым, в любви беззавЪтной к народу", в то время, вторая его часть создавала "сiчовi" отдЪленiя стрЪлков и плечо о плечо с палачем - гнобителем своего народа добровольно и охотно защищала цЪлость и неприкосновенность границ австрiйской Имперiи.  ГдЪ же честь, гдЪ народная совЪсть?  Вот до чего довела слЪпая ненависть к Руси, привитая на продолженiи долгих лЪт, словно отрава народной душЪ.  Предатель забыл свою исторiю, отбросил традицiи, вырекся своего историческаго имени, потоптал завЪты отцов..." (Ibid., стр. 84 и 85).

С той же силой свидетельствует нам о славных деяниях нео-чигиринцев в Галиции Фома Дьяков, крестьянин села ВербЪжа из под Львова.  Он был приговорен к смертной казни в 1915 году, но император Франц Иосиф подарил ему, и некоторым другим, жизнь.

"Нехай не гине николи память о наших невинных тысячах русских людей, лучших и дорогих наших батьков и матерей, братов и сестер, котри в страшних муках погибли от куль, багнетов и на австромадьярских шибеницах, що неначе густый лЪс покрыли всю нашу землю.  Той звЪрский террор в свЪтовой истории записано кровавыми буквами, и я вЪрю, що та память о мучениках буде вЪчная.  Наши дЪти, внуки, правнуки и тысячелЪтни потомки будут их вспоминати и благословити за тое, що в страшных, смертельных муках и страданиях не выреклися свого великаго славянскаго русскаго имени и за идею русскаго народа принесли себе кроваво в жертву.  Ганьба буде на вЪчный спомин за писемни и устни ложни доноси выродних наших родних братов, которы выреклися тысячелЪтного русскаго имени, стались лютыми янычарыма, проклятыми каинами, юдами, здрадниками и запроданцами русскаго, славянскаго народа и русской славянской земли за австрiйскiи и германскiи охлапы!" (Ibid., стр. 76).

А вот речь другого крестьянина, Василия Куровца, села Батятич, из-под Каминки Струмиловой.

"Сумный в исторiи Руси, був 1914 рок!  Австрия думала, що огнем и мечем вырве из груди народа нашего русску душу, а НЪмечина думала, що захопить в свои руки урожайный, чорноземный край от Карпат до Кавказа.  Коли той план заломався о русскiи штыки, то нЪмецка гидра стала мститися на невинном галицко-русском народЪ.  О Русь, святая мать моя!  Поможи забути ту жестоку муку, ту обиду, нанесену нашему обездоленному народу.  Сумна и страшно погадати: тысячи могил роскинулись, куды лише очима поведемо, по нашей отчинЪ, и тысячи могил под соснами в ТалергофЪ.  В тиху ночь чути их стон и горьке рыданья и тугу за родною землею...  Скажемо собЪ нынЪ, братья и сестры, що николи мы их не забудем и рок-рочно будем поминати по закону наших батьков и таким способом будем передавати их имена нашим грядущим поколЪнiям.  Тут торжественно могу заявити, що, если-б наврать всЪ отреклися их идеи, то есть Святой Руси, здорова селянска душа крепко ей держатися, бо та идея освящена кровью наших батьков и матерей" (Ibid 78).

Кто же эти иуды-предатели, которые отреклись от тысячелетнего русскаго имени и повели своих братьев на страшную голгофу Талергофа?  Об этом мы можем узнать из речи отца Иосифа Яворскаго, из села Ляшкова, депутата на Сейм в Варшаве.

"Дорогая русская семья и честные гости!  Еще в 1911 - 1912 г.г. многие представители Украинскаго Клуба в Австрiйском парламентЪ, паче всЪх Василько и Кость Левицкий, старались всЪми силами доказать австро-нЪмецкому правительству, что они являются вЪрноподаннЪйшими сынами и защитниками Австрiи, а всЪ русскiя организацiи и общества, то наибольшiе враги австрiйскаго государства.  Эта лояльность украинцев ввиду Австрiи породила кровь, муки, терпЪнiе русскаго народа и Талергоф.  ВсЪм, кто знает австрiйское парламентское устройство, вЪдомо, что так называемыя делегацiи австрiйскаго и угорскаго парламента собирались то в ВЪнЪ, то в БудапештЪ.  В 1912 году предсЪдатель украинскаго клуба, д-р Кость Левицкий, во время заседанiя такой делегацiи внес на руки министра войны интерпеляцiю слЪдующаго содержанiя: "Известно ли вашей ексцеленцiи, что в ГаличинЪ есть много "руссофильских" бурс для учащейся молодежи, воспитанники которых приобрЪтают в армiи права вольнопредЪляющихся и достигают офицерской степени? Каковы виды на успЪх войны, ежели в армiи, среди офицеров так много врагов, -"руссофилов"?  Известно ли вашей ексцеленцiи, что среди галицкаго населенiя шляется много "Руссофильских" шпiонов, от которых кишит, и рубли катятся в народЪ?  Что намЪряет сдЪлать ваша ексцеленцiя на случай войны, чтобы защититься перед "руссофильскою" работою, которая в нашем народе так распространяется?"».

 

Несколько позднее были приняты

«Mеpы противъ "руссофильской" пропаганды.»

Президiумъ ц.к. НамЪстничества.

Львовъ,8 августа 1914.

№ 18385/пр.

Руссофильская пропаганда.

Циркуляръ.

BcЪмъ гocд. ц.к. старостамъ и ц.к. диpeктopaмъ полицiи вo JIьвoвЪ и КраковЪ.

Настоящiя напряженныя отношенiя между нашей импepieй и Рoссieй требуютъ энергичной борьбы съ москвофильскимъ движeнieмъ, не скрывающимъ своихъ симпатiй въ Poссiи.

Такъ какъ сторонники и opгaнизaцiи этого враждебнаго государству движенiя мoгутъ въ серьезный моментъ пагубно повлiять на дЪйствiя нашихъ вооруженныхъ силъ, слЪдуетъ немедленно принять соотвЪтствующiя мЪры, чтобы энергично раздавить это движенiе всЪми находящимися въ распоряженiи средствами.

Также противъ всякихъ руссофильскихъ выступленiй и публичныхъ манифестацiй, или на собранiяхъ или въ пeчати, или иныхъ какимъ-либо образомъ, слЪдуетъ безпощадно выступить, прибЪгая ко всЪмъ законнымъ средствамъ, а въ особенности къ самому широкому примЪненiю средствъ экзекуцiи и съ виновниками поступать безъ всякаго снисхожденiя.

Объ этомъ уведомляю господина старосту (г. директора), согласно рескрипту ц. к. Мин. Вн. ДЪлъ отъ 1 авг. 1914 г. №. 9140 М. I. для точнаго исполненiя, при чемъ yкaзaнiя, данныя мЪстными циркулярами отъ 25 июля 1914 г. № l50/d и 26 iюля 1914 г. № 17707 (пр.), относительно предотвращенiя сербскихъ покyшeнiй, cepбoфильской пpoпaгaнды и южно-славянскаго движенiя студентовъ, слЪдуетъ, примЪнять по аналогiи и при подавлeнiи pyссофильскихъ стремлЪнiй и манифестацiй.

Принятая по министерскому распоряженiю отъ 25 iюля 1914 г. ВЪсти госуд. зак, № 158 прiостановка ст.8,9,10, 12 и 13 ocновнаго закона оть 21 дек. 1867 г. ВЪстн. гoc. зак. № 142, даетъ Вамъ возможность принять yспЪшныя мЪpы въ pамкахъ закона oтъ 5 мая 1869 г. Жypн. госуд. зак. № 67, для подавленiя этого враждебнаго г'oсyдаpствy движенiя.

О всЪхъ въ этомъ дЪлЪ наблюденiяхъ и возможныхъ мЪpахъ въ каждомъ отдЪльномъ случаЪ слЪдуетъ безотлагательно мнЪ доносить.

Зa ц. и к. НамЪтника

Гродзицкiй.

Теперь мы знаем, по чьей просьбе был развязан КРОВАВЫЙ ТЕРРОР.

Ответы «наших современных соотечественников» на депутатские запросы по этому поводу тоже весьма показательны:

Председатель госкомитета телевидения и радио Украины Иван Чиж пишет: «в лагерь попали, кроме лиц русофильской идеологии, много украинских патриотов», «русофильские круги в Галичине использовали трагедию лагеря Талергоф для создания культа мученичества русофилов», «исторический урок обозначенных событий далеко не однозначный».

Директор Института украинознания, Председатель Национального комитета историков Уураины академик НАН Я.Д. Исаевич пишет: «считаем неоправданным с научной точки зрения и политически неверным напоминание годовщины основания Талергофского концлагеря в отрыве от общего контекста событий периода Первой мировой войны», «Если имеется в виду политика Австро-Венгрии, то она не сводилась к репрессиям относительно мирного населения, и, независимо от мотивов австрийской власти, положительной оценки заслуживает сам факт поддержки венским правительством Союза освобождения Украины, разрешение на создание легиона украинских сечевых стрельцов, признания Австро-Венгрией УНР», «Целиком неправильным является тезис, что русинов преследуют только за то, что они считали себя “частью русского народа”. Сам термин “русский народ” неоднозначный и его употребление не способствует правильному пониманию сути событий.», «…следует признать нецелесообразным отдельное воспоминание лишь годовщины основания Талергофского лагеря».

«В манифестах и воззваниях военные и административные власти обещали от 50 до 500 крон каждому, кто донесет на русина. На улицах и площадях галицких городов платные агенты выкрикивали: “ловить шпионов! Давайте их сюда на виселицы!” Партийные вожаки, ослепленные местью, на этот ядовитый клич приходили с добровольной помощью. И количество крови было чрезмерно обильно!», это уже свидетельства бывшего узника Терезина и Талергофа Василия Романовича Ваврика, который, начиная с 1922 года, более тридцати публикаций посвятил памяти жертв геноцида и разоблачению преступлений палачей Галицкой Руси. К сожалению, книга В. Р. Ваврика  ТЕРЕЗИН И ТАЛЕРГОФ была издана в 2001 году тиражом всего 2 тысячи экземпляров и для участников конференции мы привезли всего несколько книжек.

Но благодаря главному редактору газеты «Славянская инициатива» Денису Шевченко наши соратники регулярно публикуют в этой газете материалы по Талергофу. Как раз в двух номерах вручаемых вам опубликованы выдержки из книги В.Р.Ваврика. В 9-ом номере газеты все могут увидеть фотографию из страшного прошлого: четырехъярусные нары с обтянутыми кожей скелетами. Талергоф стоит в одном ряду с Освенциумом, Майданеком, Бухенвальдом… Мы, живые должны хранить память о невинных мучениках и нести правду окружающим, чтобы человечество не опускалось больше до таких чудовищных преступлений.

Донести правду до людей – вот наша задача!

И в этой связи хочу сказать несколько слов о миссионерском просвещении. Как бы не хвалили возможности телевидения, психологи утверждают, что телевизор уничтожает саму способность к общению. Да мы и сами это прекрасно видим. В то же время полезно вспомнить опыт прошлого, когда в селах были избы-читальни. Иначе говоря, если библиотеки будут вынесены из храмов в народ, будут доступны по месту жительства, то качество распространения информации значительно возрастет. Доверительная обстановка: из рук в руки, глаза в глаза. Вот что нам нужно.Просвещение должно собирать людей, собирать единомышленников.

Обменные фонды книг, аудиокассет, видиокассет; совместный просмотр кинофильмов с обсуждением; встречи с интересными людьми, со священниками. Существуют различные формы работы методических кабинетов, которые могут стать центром собирания зрелых людей и инструментом для просвещения молодежи.

Примером мужества для наших детей должны стать слова обращения:

“У меня нет ни малейших причин для того, чтобы скрывать принадлежность к Руси, за которую и смерть мне не страшна. Гибель моего отца и моя, и даже гибель всех русских галичан не в силах спасти такую огромную державу, как Австро-Венгрия. История чистая и правдивая, потребует ответа за все наши жертвы, тем более, что никто из нас не пойман с оружием в руках против австрийской армии. У вас власть судить, потому пользуетесь ею!” - это слова молодого студента расстрелянного 28 августа 1914 года в 12 часов дня. Упокой Господи души всех невинноубиенных православных христиан! Вечная им память!

   Чтобы впитать самоотверженный дух Талергфского движения прочтем несколько строк из предисловия к Альманаху.

Галицкая Голгофа 

(Выдержка из Талергофского Альманаха)

Искупительный путь къ Воскресенiю ведетъ через крестныя страсти Голгофъ.

,… обезумЪвшiй врагъ пытался выместить на своей безвинной и безотвЪтной жертвЪ послЪднюю, отчаянную свою ярость, упырно упиться ея сиротскими слезами и кровью въ свой крайнiй, предъутреннiй часъ.

И упился тутъ ими онъ въ волю, сверхъ всяческой меры и краю! Залилъ, обагрилъ ими всю жалкую жертву-страну. Оплевалъ, осквернилъ скорбное лицо мученицы трупнымъ ядомъ своей кошунственной слюны……………….

О, да будетъ же проклята въ мiрЪ его гнусная, страшная: память, пусть сгинетъ на вЪчные вЪки этотъ дикiй, безумный кошмаръ.

Но выставить и пригвоздить весь этотъ кошмаръ и ужасъ къ позорному столбу исторiи все-таки желательно и нужно. Хотя-бы только для безстрастнаго и нелицепрiятнаго суда грядущихъ временъ, хотя-бы для прославнаго увЪковЪченiя испытанныхъ тутъ нашимъ народомъ ужасныхъ мытарствъ, издЪвательствъ и мукъ. Для достойнаго и признательнаго запечатлЪнiя на пропамятныхъ скрижаляхъ исторiи его сверхчувственнаго долготерпЪнiя и вЪрнаго и устойнаго героизма на искупительномъ крестЪ.

Воспринялъ нашъ доблестный мученикъ-народъ всю эту жестокую казнь и хулу, какъ и всЪ прежнiя гоненiя и козни подъ австрiйскимъ ярмомъ, не за какую-нибудь дЪйствительную измЪну или другую опредЪленную вину, которыхъ тутъ въ общемъ, въ спокойномъ нацiонально-культурномъ быту и трудЪ его, и не было, и быть не могло, а просто и исключительно только благодаря тому, что рядомъ, бокъ-о-бокъ, жила-цвЪла могучая, единокровная ему Pocciя, передъ которой дряхлая тюрьма народовъ — Австрiя всегда испытывала самый злобный и неистовый страхъ. И въ этомъ-то суетномъ страхЪ, въ этой трусливой враждЪ ея къ Pocсiи, съ одной стороны, а въ русскомъ же обликЪ, сознанiи и даже имени нашего злосчастнаго народа, съ другой, и следуетъ, очевидно, признать ту главную, основную причину, тотъ внутреннiй двнгатель зла, которые и вызвали нынЪ, въ безумномъ военномъ угарЪ, весь этотъ чудовищный, жуткiй кошмаръ.

Такъ, съ первыхъ-же сполоховъ бури, зapaнЪe обреченная на гибель, вся вЪрная нацiональнымъ завЪвтамъ, сознательная часть мЪстнаго русскаго населенiя была сразу-же объявлена внЪ всякаго закона и щита, а вслЪдъ за этимъ и подвергнута тутъ-же безпощадной травлЪ и бойнЪ. По отношенiю къ этимъ — по государственной логикЪ Австрiи — завЪдомымъ и обязательнымъ „измЪнникамъ" и „шпiонамъ" — „руссофиламъ" — всЪ экстренныя мЪры воздействiя и мести стали теперь, внЪ обычныхь нормъ и условiй культуры и правопорядка, умЪстны, целесообразны и хороши. ВсЪ наличныя средства и силы государственной охраны и власти, вся наружная и тайная полицiя, кадровая и полевая свора жандармовъ, и даже отдЪльные воинскiе части и посты, дружно двинулись теперь противъ этихъ ненавистныхъ и опасныхь „тварей" и стали бЪшено рыскать по несчастной странЪ безъ всякой помЪхи и узды. А за ихъ грозными и удобными спинами и штыками привольно и безудержно эасуетился также, захлебываясь отъ торжествующей злобы, вражды и хулы, и всякiй ужъ частный австрофильскiй закидень и сбродъ, съ окаяннымъ братомъ-изувЪромъ — Каиномъ несчастнаго народа — во главЪ...

И это послЪднее уродливое явленiе, ужъ помимо самой сущности вещей, слЪдуетъ тутъ выдвинуть съ особымъ возмущенiемъ и прискорбiемъ на видъ, на позоръ грядущимъ поколЪнiямъ, на проклятiе отъ рода въ родъ! Потому что, если всЪ чужiе, инородные сограждане наши, какъ евреи, поляки, мадьары или нЪмцы, и пытались тутъ всячески тоже, подъ шумокъ и хаосъ военной разрухи, безнаказанно свести со своимъ безпомощнымъ политическимъ противникомъ свои старые споры и счета или даже только такъ или иначе проявить и выместить на немъ свой угарный "патрiотическiй" пылъ или гнЪвъ вообще, то все-таки дЪлали все это, какъ ни какъ, завЪдомо чужiе и болЪе или менЪе даже враждебные намъ элементы, да и то далеко не во всей организованной и сплошной своей массЪ, а только, пожалуй, въ самыхъ худщихъ и малокультурныхъ своихъ низахъ, дЪйствовавшихъ къ тому-же большей частью по прямому наущенiю властей или въ стадномъ порывЪ сфанатированной толпы. А между тЪмъ, свой-же, единокровный братъ, вскормленный и натравленный Австрiей "украинскiй" дегенератъ, учтя исключительно удобный и благопрiятный для своихъ партiйныхъ происковъ и пакостей моментъ, возвелъ всЪ эти гнусные и подлые навЪты, надругательства и козни надъ собственнымъ народомъ до высшей, чудовищной степени и мЪры, облекъ ихъ въ настоящую систему и норму, вложилъ въ нихъ всю свою пронырливость, настойчивость и силу, весь свой злобный, предательскiй ядъ. И мало, что досыта, въ волю — доносами, травлей, разбоемъ — надъ нимъ надругался, гдЪ могъ, что на муки самъ eгo предалъ и злостно ограбилъ до тла, но наконецъ даже, въ добавокъ, съ цинической наглостью хама, пытaется вдругъ утверждать, что это онъ самъ пострадалъ такъ жестоко отъ лютой австрiйской грозы, что это ему именно принадлежитъ этотъ скорбный, мученическiй вЪнецъ... А дальше ужъ, въ злостномъ бреду и цинизмЪ, вЪдь, некуда, не съ чЪмъ идти !

Возвращаясь къ самимъ событiямъ, приходится прежде всего отметить, что началось дЪло, конечно, съ повсемЪстнаго и всеобщаго разгрома всЪхъ русскихъ организацiй, учрежденiй и обществъ, до мельчайшихъ кооперативныхъ ячеекъ и дЪтскихъ пpiютовъ включительно. Въ первый-же день мобилизацiи всЪ они были правительствомъ разогнаны и закрыты, вся жизнь и дЪятельность ихъ разстроена и прекращена, все имущество опечатано или расхищено. Однимъ мановенiемъ грубой, обезумЪвшей силы была вдругъ вся стройная и широкая общественная и культурная: организованность и работа спокойнаго русскаго населенiя разрушена и пресЪчена, однимъ изувЪрскимъ ударомь были разомъ уничтожены и смяты благодатные плоды многолЪтнихъ народныхъ усилiй и трудовъ. Всякiй признакъ, слЪдъ, зародышъ русской жизни былъ вдругъ сметенъ, сбитъ съ родной земли...

А вслЪдъ за тЪмъ пошелъ ужъ и подлинный, живой погромъ. Безъ всякаго суда и слЪдствiя, безъ удержу и безъ узды. По первому нелепому доносу, по прихоти, корысти и враждЪ. То цЪлой, гремящей облавой, то тихо, вырывочно, врозь. На людяхъ и дома, въ работЪ, въ гостяхъ и во снЪ.

Хватали всЪхъ сплошъ, безъ разбора, Кто лишь признавалъ себя русскимъ и русское имя носилъ. У кого была найдена русская газета или книга, икона или открытка изъ Россiи. А то просто кто лишъ былъ вымЪченъ какъ „руссофилъ".

Хватали, кого попало. Интеллигентовъ и крестьянъ, мужчинъ и женщинъ, стариковъ и дЪтей, здоровыхъ и больныхъ. И въ первую голову, конечно, ненавистныхъ имъ русскихъ „поповъ", доблестныхъ пастырей народа, соль галицко-русской земли.

Хватали, надругались, гнали. Таскали по этапамъ и тюрьмамъ, морили голодомъ и жаждой, томили въ кандалахъ и веревкахъ, избивали, мучили, терзали, — до потери чувствъ, до крови.

И, наконецъ, казни — виселицы и разстрЪлы — безъ счета, безъ краю и конца. Тысячи безвинныхъ жертвъ, море мученической крови и сиротскихъ слезъ. То по случайному дикому произволу отдЪльныхъ звЪрей-палачей, то по гнуснымъ, шальнымъ приговорамъ нарочитыхъ полевыхъ лже-судовъ. По нелЪпЪйшимъ провокацiямъ и доносамъ, съ одной стороны, и чудовищной жестокости, прихоти или ошибкЪ, съ другой. Море крови и слезъ…

А остальныхъ потащили съ собою. Волокли по мытарствамъ и мукамъ, мучили по лагерямъ и тюръмамъ, вновь терзая голодомъ и стужей, изводя лишенiями и моромъ. И, словно въ адскомъ, чудовищномъ фокусЪ, согнали, сгрузили все это, наконецъ, въ лагерЪ пытокъ и смерти — приснопамятномъ ТалергофЪ, по проклятому названiю котораго, такимъ образомъ, и возглавляется нынЪ настоящiй пропамятный альманахъ.

Печальная и жуткая это книга. Потрясающая книга бытiя, искуса и мукъ многострадальной Галицкой Руси въ кошмарные дни минувшаго грознаго лихолЪтiя. Прославный памятникъ и скорбный помяникъ безвинно выстраданной ею искупительной, вечерней жертвы за Единую, Святую Русь!

И эта жуткая и скорбная картина такъ грозно вопiетъ сама ужъ за себя!

Ю. Яворский.


ПРИЛОЖЕНИЯ (в формате doc MS Word)



Читайте так же


Украинская баннерная сеть
Написать письмо ->

Дизайн  © Православное сетевое братство "Русское Воскресение"