На главную страницу

СЛОВО ЦЕРКВИ

СвященноначалиеМонастыри и епархииМирянеНаследники Царства

РАССЫЛКА
Русское Воскресение

Обновления сайта "Стояние за Истину" 
и других страниц 
и разделов сервера "Русское Воскресение", выходит еженедельно


БАННЕРЫ
православных сайтов

СЧЕТЧИКИ

Љ в «®Ј Џа ў®б« ў­®Ґ •аЁбвЁ ­бвў®.ђг
Rambler's Top100
TopList
liveinternet.ru: показано число просмотров и посетителей за 24 часа
ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU

Поиск

Искомое.ru

Украинские БАННЕРЫ

Поиск




uaportal.com

Украина Православная. Официальный сайт Украинской Православной Церкви.

Редкие украинские исторические документы.

Каталог Православное Христианство.Ру

Реклама:

* * *

«Киевский Патриархат» - родом из Рима.

Версия для печати

Украинская Православная Церковь Московского Патриархата вновь поставлена перед перспективой автокефалии. Несмотря на то, что минувшие годы независимости Украины со всей ясностью показали, что большинство церковного народа категорически противится отделению Киевской митрополии от Московского Патриархата, стремление известных политических сил навязать нам автокефалию не угасает. Сейчас мы вновь достигли некоего критического момента: либо мы отвергнем притязания американцев и латинян, нагло лезущих в  нашу церковную и политическую жизнь, либо мы не сможем удержать события и их ход примет необратимый и разрушительный характер.

Кто такие униаты?

Нынешнюю вспышку церковного национализма невозможно понять, не разобравшись в феномене униатства.

Под давлением Речи Посполитой в 1596 году киевским православным митрополитом Михаилом Рогозой и еще четырьмя епископами было подписано соглашение о подчинении Западнорусской митрополии Ватикану. Оно предусматривало признание догматики католицизма, но сохраняло за западнорусскими предателями право на сохранение православной обрядности.

Православный народ Западной Руси отверг униатов как предателей. Но и традиционный католицизм не принял их, считая «недокатоликами», требуя полной ассимиляции. Таким образом, униатство стало буфером между православно-русским и польско-католическим культурно-цивилизационными типами.

Именно греко-католический принцип (ни русский, ни поляк - а «самостийник», «украинец») стал в основе украинской идеи. Греко-Католическая Церковь стала основой и политического украинства. В этом процессе огромную роль сыграл львовский греко-католический митрополит Андрей Шептицкий, лично финансировавший сепаратистские организации и гуманитарную деятельность Общества им. Шевченко, деятелей типа М. Грушевского. Именно финансовая и политическая мощь Ватикана позволила из микроскопических групп интеллигентов-романтиков создать в XX веке мощное идейное украинское движение.

Следует помнить, что исторически Православная Малороссия сознательно исповедовала себя частью православного русского мира, внесла огромный вклад в его развитие. «Мазепинство» - это цивилизационно инородная идея, искусственно взращенная в ватиканских инкубаторах. Ее временный нынешний успех есть, в первую очередь, следствие геноцида Русской Православной Церкви и православной русской культуры.

До 1946 года униаты воспринимались как оккупанты и насильники - достаточно вспомнить австрийский геноцид в 1882-1914 гг., когда было уничтожено более 60 тыс. православных русофилов и сочувствующих им галичан. Следует отметить, что до 20-х годов XX века большинство жителей Галичины тяготело к Православию и русофильству, однако, ослабленный австрийским террором, а затем антиправославной политикой Польши в 20-е годы, москвофильский лагерь был «добит» большевиками.

После насильственного подавления советской властью Греко-Католической Церкви униатство и украинство обрели мученический ореол и, соответственно, «нравственные дивиденды». В этой связи необходимо отметить, что УГКЦ активно сотрудничала с Гитлером и поэтому частично действия победившей стороны - СССР - следует рассматривать в контексте Нюрнбергского процесса над национал-социализмом. Кроме того, несмотря на пропаганду, значительная часть галичан во главе с известным богословом о. Гавриилом Костельником перешла в РПЦ добровольно.

Особого разговора требует рассмотрение истоков идеи отдельной от Москвы Западнорусской или Украинской Церкви. Собственно, идея отделения от Москвы Западно-Русской митрополии с целью постепенного ее подчинения Ватикану была впервые выдвинута в XV веке отступником от Православия московским митрополитом Исидором, изгнанным из России и возведенным в Ватикане в кардинальское достоинство, а также униатами: патриархом константинопольским Григорием Маммой и его ставленником, захватившим Киевский митрополичий престол, Григорием Цамблаком.

В XVII веке в католических кругах разрабатывается новая идея, призванная не допустить консолидации русского народа и усиления влияния Русской Православной Церкви, что было бы гибельным для с трудом сколоченной Брестской унии и трещавшей по швам Речи Посполитой.

Сами униаты признают, что проект создания «Киевского Патриархата» был изобретен в Ватикане (имеется в виду именно католический патриархат восточного обряда - Рим создал свои униатские «патриархаты» в противовес Православным патриаршим кафедрам - Антиохийской и Иерусалимской и др.). В 1996 году на симпозиуме «400 лет Брестской унии, Критическая переоценка» (состоявшемся в г. Нейменген, Голландия) доктор Фрэнсис Томпсон (Антверпенский университет, Бельгия) утверждал, что униатский митрополит В. Рутский направил в 1624 году в Рим план создания униатского Киевского Патриархата. Согласно этому плану, «после избрания Патриарха, он и его епископы-коллеги принесут присягу Святому Престолу, а верующие постепенно приспособятся к новому положению». Эту схему, которую с известной долей справедливости прозвали «благочестивым мошенничеством», Рутский направил в Рим в 1624 году («400 пет Брестской унии. Критическая переоценка». М.: Издание Библейско-Богословского института. 1998).

Все это как нельзя более актуально - всем должно окончательно стать ясно, откуда проекты «Украинской Поместной Церкви», «украинской автокефалии», «канонической» или «неканонической», «Киевского Патриархата» и т.д.

Воинствующий автокефализм.

А вот поучительнейшее откровение польского деятеля ксендза Валериана Калинки, показывающее истоки и конечную цель воинствующего украинизма и униатства: «Поляком русин не будет, но неужели он должен сталь москалем? Поляк имеет другую душу и в этом факте такую защитительную силу, что поглощенным быть не может.

Но между душой русина и москаля такой основной разницы, такой непроходимой границы нет. Была бы она, если бы каждый из них исповедовал иную веру, и поэтому уния была столь мудрым политическим ходом. Если бы Русь по сознанию и духу была католической, в таком случае коренная Россия вернулась бы в свои природные границы и в них осталась, а под Доном, Днепром и Черным морем было бы нечто иное.

Каково же было бы это «нечто»! Одному Богу ведомо будущее, но из сознания племенной отдельности могло бы со временем возникнуть пристрастие к иной цивилизации и, в конце концов, к полной отдельности души. Раз этот пробуждающийся народ проснулся не с польским чувством и не с польским самосознанием, пускай останется при своих, но эти последние пусть будут связаны с Западом душой, с Востоком - только формой. С тем фактом (с пробуждением Руси с непольским сознанием) мы справиться уже не в состоянии, зато мы должны позаботиться о таком направлении и повороте в будущем потому, что только таким путем можем еще удержать Ягайловские приобретения и заслуги, только этим способом можем остаться верными призванию Польши, сохранять те границы цивилизации, которые оно предначертало.

Пускай Русь останется собой и пусть, с иным обрядом, будет католической - тогда она с Россией никогда не будет и вернется к единению с Польшей (или с «новым мировым порядком». - Иер. Тихон). И если бы даже это не было осуществлено, то все-таки лучше самостоятельная Русь, чем Русь Российская.

Если Гриць не может быть моим, пускай он будет ни мой, ни твой».

Уникальным документом, также подробно иллюстрирующим, кто стоит за проектом украинской автокефалии, является записка униатского митрополита Андрея Шептицкого австрийскому императору, публикуемая ниже.

«Как только победоносная Австрийская армия вступит на территорию Русской Украины, нам предстоит решить тройную задачу: военной, правовой и церковной организации края - для того чтобы эти области возможно полнее отторгнуть от России.

Церковная организация: эта организация должна бы преследовать ту же цель - возможно полнее отделить Украинскую Церковь от Русской.

Не касаясь вероучений; следовало бы издать ряд церковных постановлений (например, Украинская Церковь изымается из ведения Петербургского Синода, запрещается молиться за Царя, предписывается молиться за его Величество (австрийского императора), соответственные (великорусско-московские) святые вычеркиваются из календаря.

Все эти декреты могли бы от имени «митрополита Галицкого и всей Украины» постановить все то, что было бы соответственным и согласным с основаниями Восточной Церкви, традициями митрополии и было бы одобрено военной администрацией.

Как митрополит, я мог бы это сделать, так как, согласно постановлениям восточного церковного права и традициям моих предшественников, я имею право, одобренное Римом, осуществлять архипастырскую власть во всех этих областях.

Известную часть епископов, уроженцев Великороссии, а также тех, которые не подчиняются этим распоряжениям, можно будет устранить, заменив их другими, исповедующими украинские и австрийские убеждения.

Рим впоследствии согласился бы с этими постановлениями и назначениями. Одобрят их и восточные патриархи, оплаченные правительством (уместно в данном случае принять во внимание позицию константинопольского патриарха, щедро оплачиваемого Римом и Вашингтоном. - Иер. Тихон).

Таким путем единство Украинской Церкви будет сохранено или создано, и отторжение ее от Русской будет прочно и основательно установлено. Канонические основы для такого образа действий приемлемы с точки зрения католической, а с точки зрения восточно-православной - законны, логичны и не требуют объяснений (?! - Иер. Тихон), Признание всего этого я мог бы провести в Риме или, вернее, я уже в значительной степени все подготовил».

Трагедия Карпатской Руси.

Беспамятство - большое зло. Вспомним кое-что ради просвещения разума и трезвости чувств. Самым ярким «героем» антиправославного, антирусского террора во дни расцвета унии стал полоцкий униатский архиепископ Иосафат Кунцевич. Этот деятель, кроме обычных в Речи Посполитой убийств и пыток противников унии, запрещал хоронить православных на христианских кладбищах, приказывал разрывать могилы православных, выкапывать трупы и т.д. О страданиях, которые переносило православное население в Польше в XVII веке, свидетельствует речь волынского депутата Л. Древинского, произнесенная в 1620 году на сейме в присутствии короля:

«Каждый видит ясно, какие притеснения терпит этот древний русский народ относительно своей веры. Уже в больших городах церкви опечатаны, имения церковные расхищены, в монастырях нет монахов - там скот запирают; дети без крещения умирают, тела умерших без церковного обряда из городов как падаль вывозят.

Не говоря о других городах, скажу, что во Львове делается: кто не униат, тот в городе жить, торговать и в ремесленные цехи принят быть не может. Монахов православных ловят на вольной дороге, бьют и в тюрьму сажают. В чины гражданские людей достойных и ученых не производят потому только, что не униаты. Простаками и невеждами, из которых иной не знает, что такое правосудие, места наполняют я поношение стране русской».

А в самом начале Первой мировой войны австрийские власти арестовали почти всю русскую интеллигенцию Галичины и тысячи передовых крестьян по спискам, вперед заготовленным и переданным административным и военным властям греко-католиками с благословения преусердного митрополита графа Шептицкого и его епископов. Арестованных водили из тюрьмы в тюрьму группами, и по пути на улицах городов их избивали натравленные толпы подонков и солдатчины. В Перемышле озверелые солдаты изрубили на улице большую партию русских людей.

Арестованных вывозили в глубь Австрии в концентрационные лагеря, где несчастные мученики тысячами гибли от голода и тифа. Самые передовые деятели после процесса о государственной измене в Вене были приговорены к смертной казни, и только заступничество испанского короля Альфонса спасло их от виселицы. В отместку за свои неудачи на русском фронте, улепетывающие австрийские войска убивали и вешали по деревням тысячи русских галицких крестьян. Австрийские солдаты носили в ранцах готовые петли и где попало - на деревьях, в хатах, в сараях - вешали всех крестьян, на которых доносили украинофилы, за то, что они считали себя русскими.

Галицкая Русь превратилась в страшную исполинскую Голгофу, поросла тысячами виселиц, на которых мученически погибали русские люди только за то, что они не хотели переменить свое тысячелетнее название.

Самым тяжелым ударом по душе Карпатской Руси был, без сомнения, концлагерь Талергоф, возникший в первые дни войны 1914 года в песчаной долине у подножия Альп возле города Граца. Это был лютейший застенок из всех австрийских тюрем в Габсбургской империи. В дневниках и записках талергофских невольников имеем точное описание этого австрийского пекла.

В позднюю, холодную осень 1914 года руками русских военнопленных талергофская впасть приступила к постройке бараков в земле (в виде землянок-куреней) и над землею (в виде длинных стодол) с расчетом, чтобы поместить в них как можно наиболее народа. Это как раз нужно было кровопийцам, вшам и палачам. В одном бараке набралось человек сотен три и больше. В сборище грязного люда и грязной одежды разводились миллионы насекомых, которые разносили по всему Талергофу заразные болезни: холеру, брюшной тиф, дифтерию, малярию, расстройства почек, печени, селезенки, мочевого пузыря, понос, рвоты с кровью, чахотку, грипп и прочие ужасные эпидемии.

Кроме нечистоты, эпидемиям в Талергофе оказывал большие услуги всеобщий голод. Немцы морили наших людей по рецепту своей прославленной аккуратности и системы, а бросая кое-что, как собакам, ухитрялись, будто ради порядка, бить палками всех куда попало. Не спокойным и разумным словом, а бешеным криком, палкою и прикладом наводили часовые «порядок», так что часто возвращались многие калеками от выдачи постной воды, конского или собачьего мяса.

В голоде и холоде погибали несчастные рабы, пропадали в судорогах лихорадки, желтели, как восковые свечи, от желтухи, кровавились от бесконечных кровоподтеков, глохли от заворотов и шума головы, слепли от встрясок нервов, лишались рассудка от раздражений мозга, падали синими трупами от эпилепсии. Высокая горячка разжигала кровь больных. Немощные организмы валились, как подкошенные, а берлогу и в мучительной лихорадке и беспамятстве кончали жалкую жизнь, а более сильные срывались ночью с нар и бежали куда глаза глядели, чтобы вырваться из объятий напасти. Они мчались или прямо в ворота или живо взбирались на колючую проволоку. там же от штыка либо пули падали мертвыми на землю.

Муки в Талергофе продолжались с 4 сентября 1914 года до 10 мая 1017 года. В официальном рапорте фельдмаршала Шлеера от 9 ноября 1914 года сообщалось, что в Талергофе в то время находилось 5700 русофилов. Из публикации Василия Маковского узнаем, что осенью того же года там было около 8 тысяч невольников. Не подлежит, однако, сомнению, что через талергофское чистилище и горнило перешло не менее 20 тысяч русских галичан и буковинцев.

Администрация Талергофа считала только живых, на умерших не обращала внимания, а число их, как уже сказано, было все-таки внушительным. В талергофский лагерь постоянно приходили новые партии, и с каждым наступлением русской армии их было все больше и больше. Не было в русском Прикарпатье села и семьи без потерпевших. Мало того! Не редким явлением в 1914-1915 годах были массовые аресты целых селений. Кажется, что 30 тысяч будет неполной цифрой всех жертв в пределах одной Галицкой Руси.

Нынешние украинские хитрецы и фальсификаторы истории пускают теперь в народ ложь, будто в Талергофе мучились «украинцы».

Да, это были украинцы, но украинцы толка Зубрицкого, Наумовича, Гоголя, которые Прикарпатскую Русь, Волынь, Подолье и Украину считали частями Русской земли.

Цель: уничтожение Православия.

В настоящее время УГКЦ насчитывает 3301 приход, 94 миссии, 23 братства, 60 учебных заведений (в т.ч. - духовные академии и Институт истории Церкви во Львове), 64 периодических издания. Активными практикующими греко-католиками является основной костяк антирусской интеллигенции. УГКЦ ближайшей своей цепью ставит создание «Украинской Поместной Церкви Киевского Патриархата», находящейся в юрисдикции Римского Папы. В «Киевский Патриархат», по мысли идеологов этого проекта, должны войти и православные христиане, и раскольнические группировки, и УГКЦ.

Этой же цели подчинена религиозная политика Украины, финансирование УГКЦ осуществляется через ряд католических фондов, таких как «Помощь Церкви в беде» (Германия), причем весьма интенсивно - любой сельский священник имеет возможность не только восстановить свой храм, но и поехать в Ватикан, в «Коллегиум-руссикум», чтобы получить престижное образование.

Официальные представители УГКЦ - фактически управляющий ею архиепископ Любомир Гузар и его викарий Василь Медвидь - неоднократно публично приветствовали раскольническую авантюру президента Кравчука по созданию т.н. «Киевского Патриархата». Греко-католики возглавляли комиссию по духовности и делам религиозных организаций Верховной Рады Украины первого и второго созывов, лоббировали законопроекты, направленные против Украинской Православной Церкви Московского Патриархата, такие как принятые ВР поправки к Закону о свободе совести от 11.02.1993 г. о поочередном богослужении в храмах, на которые претендуют общины разных конфессий.

Фактически это скрытый захват храмов. Механизм таков: на имеющийся православный храм регистрируется и униатская община, чем провоцируется конфликтная ситуация. Например, православная община составляет 500 человек, а униатская - 50. Если православные не соглашаются на поочередное богослужение, вступает в действие закон. Несогласных снимают с регистрации, и храм передается униатам.

Очередным шагом на пути уничтожения Православия на Украине стало создание в Верховной Раде второго созыва депутатской группы «За Единую Поместную Церковь». Эта группа во главе с греко-католичкой Лилией Григорович стала инициатором прямого вмешательства государства в дела Церкви,

В качестве альтернативы и позитивной программы хочется вспомнить крепкую и подлинно национальную традицию Гоголя и Максимовича.

Итак, «самодостаточной и полноценной культурной, исторической и политической единицей может быть только Единая Русь». Только в воссоединенном состоянии она сохранит статус мировой силы или добьется такового. И только в этом случае она сможет проводить действительно «незалежну» и «самостийну» внешнюю и внутреннюю политику, сохранит и приумножит свою самобытную и почитаемую в мире культуру, основой которой была, есть и будет Русская Православная Церковь.

Православные христиане Руси Киевской, потщимся сохранить единство нашей Матери-Церкви и нашу святую апостольскую веру. Будем помнить завещание наших великих святых Лаврентия Черниговского и Кукши Одесского, которые ясно говорили что всякий, желающий спастись, должен держаться Русской Православной Церкви даже до мученичества. Новообразованная «Украинская Поместная Церковь» неизбежно попадет под власть Ватикана и мирового масонства и перестанет быть православной. Обновленчество, экуменизм и теплохладный дух плотоугодия - вот что готовят нам радетели автокефалии. Пусть наш Киев навсегда, до скончания времен останется во Христе Матерью городов Русских.

Подготовил иеромонах Тихон (Жиляков), клирик Луганской епархии УПЦ МП
газета "SOS" №4 (14) 2001 г., с.4,5


Украинская баннерная сеть
Написать письмо ->

Дизайн  © Православное сетевое братство "Русское Воскресение"