Стояние за Истину: "Русь Православная", №9, 2000
"Диалог с инославием необходим..."

http://www.zaistinu.ru/old/ecumenism/news/inoslavie.shtml

Русь Православная" продолжает публикацию документов юбилейного Архиерейского Собора, прошедшего в августе в Москве, в храме Христа Спасителя. В прошлом выпуске газеты мы ознакомили читателей с соборным Определением "Об основных принципах отношения к инославию". У этого документа имеется обширное приложение, на наш взгляд - не менее важное, чем текст самого Определения. Поэтому сегодня мы публикуем первую часть приложения, посвященную истории двусторонних богословских диалогов между Русской Православной Церковью и инославными "церквями".

 

ДИАЛОГ С ИНОСЛАВИЕМ НЕОБХОДИМ

Приложение к Определению Собора "Об основных принципах отношения к инославию"

 

Первый опыт вступления Русской Православной Церкви в диалог с инославным христианством относится к началу XVIII века. Во второй половине XIX века начинается богословский диалог между Русской Православной Церковью и инославными христианами - англиканами, старокатоликами и дохалкидонитами. Контакты с Англиканской Церковью активизировались в 60-е годы XIX века в Северной Америке, где православные приходы находились в тесном соприкосновении с Епископальной Церковью в США.
В очередной раз вопрос о сближении англикан и православных был поставлен на переговорах в 1895-1897 гг., а затем в начале ХХ века при участии святителя Тихона, будущего Патриарха Московского и всея Руси. Важными для выработки богословских оснований для диалога с инославными были переговоры между Русской Православной Церковью и Старокатолической Церковью в рамках Петербургско-Роттердамской Комиссии (1892-1914).
Начавшаяся Первая мировая война и последовавшая за ней революция 1917 г. прервала официальный диалог Русской Православной Церкви с англиканами и старокатоликами. При этом диалог с инославием продолжался силами русской православной диаспоры. Русская Православная Церковь смогла возобновить богословские диалоги только в пятидесятые годы.
Так, Русская Православная Церковь вступила в диалоги на двустороннем уровне с Церковью Англии (1956), Евангелической Церковью в Германии (1959), Римско-Католической Церковью (1967), Евангелическо-Лютеранской Церковью Финляндии (1970). Русская Православная Церковь участвует в богословском диалоге с инославием и на общеправославном уровне - с Англиканской Церковью (1976), со Старокатолической Церковью (1975), с Римско-Католической Церковью (1979), с Восточными Православными (дохалкидонскими) Церквами (1985), со Всемирной Лютеранской Федерацией (1981), со Всемирным Альянсом Реформатских Церквей (1986).

+ + +

Отношения с Древними Восточными (дохалкидонскими) церквами.
Русская Православная Церковь принимает участие в диалоге с дохалкидонскими церквами на всеправославном уровне с 1961 г., сначала в ходе неофициальных встреч, а с 1985 в официальном богословском диалоге в лице своих представителей, входивших в состав Смешанной богословской комиссии. Результатом многолетних трудов по обсуждению причин и характера разделения, существующего между Православной Церковью и церквами, не принявшими определений IV Вселенского (Халкидонского) Собора, стало "Второе общее заявление и предложение Церквам" (Шамбези, Швейцария, 1990).
В отношении промежуточных итогов всеправославного диалога с дохалкидонскими церквами и выработанного в его ходе документа действует решение Архиерейского Собора Русской Православной Церкви 1997 г. "Рассмотрев информацию о ходе диалога между Православной и Восточными Православными Церквами (дохалкидонскими), приветствовать дух братства, взаимопонимания и общего стремления быть верными апостольскому и святоотеческому Преданию, который выражен Смешанной богословской комиссией по богословскому диалогу между Православной и Восточными Православными Церквами во "Втором общем заявлении и предложениях Церквам" (Шамбези, Швейцария, 1990 год).
"Заявление" не должно рассматриваться как окончательный документ, достаточный для восстановления полного общения между Православной Церковью и Восточными Православными Церквами, так как содержит неясности в отдельных христологических формулировках. В этой связи выразить надежду на то, что христологические формулировки будут и далее уточняться в ходе изучения вопросов литургического, пастырского и канонического характера, а также вопросов, относящихся к восстановлению церковного общения между двумя семьями Церквей восточно-православной традиции".
Исходя из вышеприведенного решения Архиерейского Собора Священным Синодом в заседании 30 марта 1999 г. было принято решение продолжить богословский диалог Русской Православной Церкви с дохалкидонскими церквами на двустороннем уровне.

+ + +

Отношения с Римско-Католической Церковью.
Диалог с Римско-Католической Церковью строился и должен строиться в будущем с учетом того основополагающего факта, что она является Церковью, в которой сохраняется апостольское преемство рукоположений. В то же время, представляется необходимым принимать во внимание характер развития вероучительных основ и этоса РКЦ, нередко шедшего вразрез с Преданием и духовным опытом Древней Церкви.
Богословский диалог с Римско-Католической Церковью должен развиваться параллельно с обсуждением наиболее насущных проблем двусторонних отношений. Важнейшей темой диалога сегодня остается тема унии и прозелитизма.
В настоящее время и в ближайшем будущем одной из наиболее перспективных форм сотрудничества с Римско-Католической Церковью является укрепление существующих региональных связей с епархиями и приходами РКЦ. Другой формой сотрудничества может стать установление и развитие уже существующих связей с католическими Епископскими Конференциями.

+ + +

Отношения Русской Православной Церкви с англиканами.
Эти отношения имеют особый характер, обусловленный и их давностью, и особым духом заинтересованности и взаимного уважения и внимания, в котором они традиционно велись. Диалог с англиканами, прерванный революционной сменой власти в России, был возобновлен в 1956 г. на богословском собеседовании в Москве, когда обсуждались темы "Взаимоотношения Русской Православной Церкви с Англиканской Церковью", "О Священном Писании и о Священном Предании", "доктрина и ее формулировка", "Символ веры и Соборы", "Таинства, их сущность и количество", "Православные обычаи". С 1976 г. Русская Православная Церковь участвует в общеправославном диалоге с англиканами.
В 1976 г. было принято согласованное заявление по семи разделам 1) Богопознание, 2) Боговдохновенность и авторитет Писания, 3) Священное Писание и Священное Предание, 4) Авторитет Вселенских Соборов, 5) Filioque, 6) Церковь как евхаристическая община, 7) Призывание Святого Духа в евхаристии. В результате диалога англиканскими его участниками было принято решение об использовании Символа веры без "Filioque". В продолжившемся диалоге обсуждались такие темы как Таинство Церкви, признаки Церкви, общение и интеркоммунион, расширение управления в Церкви, свидетельство, евангелизация, служение, Триадология, молитва и святость, участие в благодати Пресвятой Троицы, молитва, молитва и Предание, богослужение и передача веры, общение святых, иконопочитание.
Существенный урон успешному и прогрессировавшему развитию диалога нанесло появление у англиканской стороны практики рукоположения женщин в священный и епископский сан, чуждой традиции Церкви. Но несмотря на возникшие трудности, снизившийся уровень и церковное значение диалога, он должен быть продолжен с более тщательным вниманием к раскрытию духовных основ православной Традиции.
Третье Предсоборное Всеправославное совещание в своем постановлении сочло "удовлетворительной работу, проделанную Смешанной богословской комиссией по диалогу между Православной Церковью и Церковью Англии, несмотря на проявленные англиканами тенденции к снижению значения этого диалога. Комиссией составлены общие тексты по темам триадологии и экклезиологии, а также жизни, богослужения и Предания Церкви.
Вместе с тем совещание отмечает, что подписанное в Москве (1976) соглашение относительно изъятия Филиокве из Символа веры еще не встретило широкого отклика. Точно так же, несмотря на состоявшиеся в Афинах (1978) и других местах обсуждения и заявления православных, выступивших против хиротонии женщин, некоторые Церкви англиканского сообщества продолжали совершать подобные хиротонии. Эти тенденции могут отрицательно сказаться на дальнейшем ходе диалога.
Серьезную трудность для нормального ведения этого диалога представляют также нечеткие и растяжимые экклезиологические предпосылки англикан, которые лишают конкретности содержание совместно подписываемых общих богословских текстов. Аналогичной является трудность, возникающая в результате различных крайних заявлений по вопросам веры отдельных руководящих деятелей англикан. Относительно тематики диалога совещание, в частности, рекомендует подчеркивать согласие, которое может иметь место по догматическим вопросам, разделяющим обе Церкви. Также можно было бы включить в тематику и вопросы духовности, пастырского попечения и служения нуждам современного мира".

+ + +

Диалог Русской Православной Церкви со старокатоликами
Он также отличается своей богатой историей и богословским значением, а также весьма серьезными результатами, отмеченными на Поместном Соборе Русской Православной Церкви 1917-18 гг. Третье Предсоборное Всеправославное совещание (28.11-6.11.1986) приняло следующую резолюцию по результатам диалога со старокатоликами: "Уже составлено и совместно принято двадцать текстов; такое же число богословских, экклезиологических, сотериологических тем, включая темы о Богоматери и некоторых таинствах. Смешанной Богословской Комиссии предстоит рассмотреть и на следующем заседании, изучив вопросы, касающиеся учения о таинствах, эсхатологии, а также условий и следствий церковного общения. Совещание считает, что для более полной оценки результатов этого диалога следовало бы иметь в виду следующее: а) соблюдение Старокатолической Церковью давней практики общения в таинствах с Церковью Англии, а также появившиеся в Германии позднейшие тенденции к общению в таинствах с Евангелической Церковью, поскольку все это снижает значение совместно подписываемых в диалоге общих экклезиологических текстов; б) трудности воплощения и раскрытия богословия совместно подписываемых общих богословских текстов во всей жизни Старокатолической Церкви. Оба этих вопроса нуждаются в оценке компетентных богословов Православной Церкви с точки зрения экклезиологических и церковных последствий, с тем чтобы ускорить установление церковных предпосылок для восстановления церковного общения со старокатоликами. Успешное завершение этого богословского диалога благоприятно отразится и на результатах других диалогов, поскольку упрочит доверие к ним".

+ + +

Диалог Русской Православной Церкви с лютеранами.
Он ведется как на двустороннем, так и на всеправославном уровне. В диалоге с Евангелической церковью Германии (ФРГ) обсуждались темы Священного Писания и Предания, Искупления, Пневматологии, мира, таинств Крещения и Евхаристии. В диалоге с Лютеранской Церковью Финляндии темами для дискуссии являются Евхаристия, Спасение, Оправдание, Обожение. Велся также диалог Русской Православной Церкви с лютеранами ГДР, в ходе которого изучались вопросы понимания двумя традициями Царства Божия, освящающего действия Божественной Благодати. На всеправославном уровне темой для дискуссии является "Участие в таинстве Церкви".

+ + +

Русская Православная Церковь участвует в общеправославном диалоге с реформатами.
Темами этого диалога являлись Священное Предание, Евхаристия, духовные ценности и социальное служение. Несмотря на все трудности данного диалога, он также должен быть продолжен с особым вниманием к экклезиологической тематике, а также теме Предания Церкви.

 

ТЫ ИХ В ДВЕРЬ, ОНИ В ОКНО…

Соборные документы оставляют русским "православным" экуменистам достаточно лазеек для продолжения их пагубной деятельности

 

Приложение к соборному Определению "Об отношении к инославию" - документ гораздо более либеральный, чем само Определение. Это приложение, собственно говоря, являет собой вольный пересказ скандально знаменитого доклада председателя Богословской комиссии МП митрополита Филарета (Вахромеева) на прошлом Архиерейском Соборе в 1997 году. Тогда этот доклад своей суперэкуменической направленностью вызвал глубокое возмущение православной общественности. Теперь большая часть его положений вошла в приложение к новому соборному Определению.

 

ИВАН ГРОЗНЫЙ КАК ПЕРВЫЙ ЭКУМЕНИСТ

 

Похоже, наши церковные либералы действуют согласно старой русской пословице: ты их в дверь, они в окно. Те экуменические положения, которые составители побоялись втиснуть в основной текст Определения "Об отношении к инославию", они внесли в обширное приложение, по своему объему в три раза превышающее основной текст документа.
При этом, похоже, весь расчет строился на внезапности: подготовленное в атмосфере великой секретности Определение было роздано архиереям буквально накануне заседания, так что даже просто прочесть его внимательно у них уже не было практической возможности. Кроме того, составители Определения, очевидно, придерживаются чрезвычайно невысокого мнения об исторической грамотности русских епископов, ибо текст приложения изобилует историческими передержками и подтасовками, а то и прямыми искажениями исторической правды.
Эти искажения изобильно попадаются на глаза буквально с первых же строк документа. Он начинается словами: "Первый опыт вступления Русской Православной Церкви в диалог с инославным христианством относится к началу XVIII века". Никаких подтверждений этой потрясающей новости авторы не приводят, видимо, надеясь, что непререкаемый авторитет Богословской комиссии МП под руководством митрополита Филарета сам по себе достаточен, чтобы все поверили этому невероятному утверждению.
Однако, стоит какому-нибудь дотошному и недоверчивому читателю обратиться к историческим документам - он без труда обнаружит, что никаких следов "богословских диалогов" с инославными в начале восемнадцатого века обнаружить невозможно. Если, конечно, не считать такими "диалогами" попойки Петра I с голландскими корабельными плотниками. Но коли так, тогда гораздо больше оснований претендовать на звание первого экумениста имеет другой русский царь - Иоанн Грозный, проводивший, как доподлинно известно, в конце шестнадцатого века богословский диспут с протестантским пастором-проповедником и закончивший его знаменитой фразой: "Пошел ты к дьяволу со своим Лютером!"
Таким образом, начало богословских диалогов можно отнести не к началу восемнадцатого, а к концу шестнадцатого века. И, к слову сказать, нетрудно заметить, что у большинства русских православных христиан отношение к ним до сих пор полностью совпадает с мнением Грозного царя…

 

БЕС - В ДЕТАЛЯХ

 

Не менее лукавым является и вторая фраза документа, утверждающая, что "во второй половине XIX века начинается богословский диалог между Русской Православной Церковью и инославными христианами - англиканами, старокатоликами и дохалкидонитами". Что касается англикан и старокатоликов, то сам факт диалогов, - а точнее сказать, переговоров - действительно имел место. Но бес, как известно, кроется в деталях. Так вот, составители приложения "забыли" упомянуть маленькую деталь. Этот диалог начала вовсе не наша Церковь, а сами англикане и старокатолики, которые в то время остро чувствовали свою конфессиональную замкнутость и недостаточность, а потому обращались Русской Церкви за помощью, пытаясь преодолеть эти недостатки.
Тогда же, кстати, мы получили и первый наглядный пример бесполезности таких диалогов. Несмотря на свои декларации о желании воссоединения, ни англикане, ни старокатолики не пожелали раскаяться в собственных ересях, а потому и были отвергнуты Русской Церковью. Желающие ознакомиться с историей вопроса могут почитать переписку англиканского "дьякона" В.Пальмера, специально приезжавшего в Россию, с известным русским славянофилом А.С.Хомяковым, отстаивавшим православную позицию в этом диалоге.
Что касается так называемых "дохалкидонитов", то лукавство заключается уже в самом этом термине. Он дает основания полагать, будто вера этих еретиков тождественна с исповеданием Единой Святой Апостольской Церкви, имевшим место до IV Халкидонского Вселенского Собора, что является прямой ложью! Вера Церкви была всегда одной и той же - что во времена апостолов, что в эпоху Вселенских Соборов, что сейчас. За все это время в ней ничего не прибавилось и не убавилось - Соборы лишь уточняли формулировки, отвечая на вызовы новых ересей, пытавшихся замутить чистоту церковного вероучения. Последователи же ересиархов Евтихия и Диоскора отвергли постановления Халкидонского Собора и потому богословски правильно называть их последователей не "дохалкидониты", а "антихалкидониты". Тогда и вопрос о смысле диалогов с ними станет более ясен.

 

УДАР С ТЫЛА

 

Теперь о католиках. Именно католическая церковь милее всего сердцам наших экуменистов. Именно в ней они видят "Церковь-сестру". И поэтому в приложении не случайно подчеркивается, что "диалог с Римско-Католической Церковью строился и должен строиться в будущем с учетом того основополагающего факта, что она является Церковью, в которой сохраняется апостольское преемство рукоположений". Хотя совершенно непонятно, какое это имеет значение, если само соборное Определение "Об отношении к инославию" подчеркивает, что лишь Православная Церковь "есть истинная хранительница и подательница Святых Таинств во всем мире", а значит, католические таинства - в том числе и таинство рукоположения во священный сан - безблагодатны и не имеют никакой законной силы.
Впрочем, совсем недавно сам Ватикан нанес по филокатоликам и экуменистам в России сокрушительный удар. Трудно сказать, было ли это ответом на решения Архиерейского Собора или просто совпадением (хотя откуда взяться совпадением в мире, которым правит Промысел Божий!), но буквально через две недели после окончания Собора в Москве Ватикан обнародовал специальную декларацию Конгрегации вероучения "Dominus Iesus", в которой решительно ужесточил свои подходы к межрелигиозному и межхристианскому диалогу.
По своей структуре этот 36-страничный документ очень напоминает наше Определение "Об отношении к инославию". В нем рассматриваются проблемы взаимных отношений Римской церкви и других религий и конфессий. Декларация отвергает идею о том, что "нехристианские религии могут быть равными христианству" или что Православная Церковь (а также протестантские церкви) могут считаться "Церквами-Сестрами" Ватикана.
О нехристианах сказано, что в вопросе спасения "они находятся в смертельно противоположном положении", по отношению к католикам. Что касается православных и протестантов, то отныне Ватикан повелел своим теологам "не манипулировать тем, что называется истиной верой и противостоять "теориям относительности" религиозного плюрализма". В документе также говорится, что все другие христианские исповедания, кроме папизма, имеют "дефекты", и одна из главных причин этого заключена в том, что они не признают власть папы римского.
Такие заявления вызвали бурную реакцию протестантов. "Церковь Англии и Всемирная Англиканская Конфессия ни на минуту не принимают, что их порядок служений имеет в чем-то недостаток", - заявил, в частности, Джорж Карей, архиепископ Кентерберийский. Он сказал, что Ватикан отказался "во всей полноте отразить более глубокое понимание, достигнутое благодаря всемирному экуменическому диалогу и взаимодействию, которое продолжается уже в течение 30 лет".
Всполошились и другие экуменисты. Так, пастор Жан-Арнольд де Клермонт, председатель Федерации Французских Протестантов, подчеркнул, что хотя "наше мнение об экуменизме остается прежним", утверждение Ватикана о том, что только Католическая Церковь обладает полнотой Истины "неприятно поражает" и "сильно ранит представителей протестантских Церквей возвещающих Евангелие и совершающих таинства".
Что касается наших главных филокатоликов - митрополита Филарета (Вахромеева) и митрополита Кирилла (Гундяева), то они никак не прокомментировали новое заявление Ватикана. Видимо, растерялись, не ожидав такого подвоха от своих католических "братьев".

 

ИМЕЮЩИЙ УШИ ДА СЛЫШИТ…

 

И, наконец, чтобы закончить разговор на тему бесплодности каких бы то ни было "богословских диалогов" с инославными, мы предлагаем нашим читателям выдержки из Послания Святейшего и Блаженнейшего Патриарха Иерусалимского Диодора I от 13 июля 1989 года.
"Изучив основательно тревожащие Матерь Церквей проблемы, вызванные богословскими заседаниями с инославными и контактами с ним, мы пришли к выводу, что эти "богословские диалоги" отрицательно влияют на нашу паству… В связи с этим, мы сочли необходимым долгом, с целью охранения нашей паствы, прекратить богословский диалог со всеми инославными вообще, то есть с римо-католиками, англиканами, антихалкидонцами, старокатоликами, лютеранами и реформатами.
К этому нас побудило прежде всего неоспоримое убеждение всей нашей Православной Церкви в том, что Она содержит полную Истину, является Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церковью и надежным хранилищем божественных догматов нашей непорочной веры и нашего Священного Предания, имея Своей Главой Господа нашего Иисуса Христа (Ефес. 1, 22).
Поэтому наша Православная Церковь, будучи уверенной в правильности своего пути и своей апостольской миссии на земле, вовсе не нуждается в богословских собеседованиях с инославными, которые и сами могут изучить нашу Православную веру и, если пожелают, жить по ней. Для нашей Церкви становится вредным всякое дальнейшее богословское собеседование с инославными, поскольку они, кроме всего прочего, используют богословские диалоги как прикрытия для прозелитических и неприемлемых для нас действий в отношении Православной Церкви"…
Имеющий уши да слышит! Аминь.

"РП", №9, 2000 г.


Реклама:

* * *

Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (19)