УКРАИНА ШЕНГЕНСКАЯ
Вернуться на главную

Карта сайта

 Рубрики

 Разное

 Поиск на сайте
 Наши баннеры
 Наши партнеры
 Управление подпиской
 Обратная связь
 Контакты
 Старая версия сайта
 Помощь сайту

 Реклама


 Реклама
Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru

 Реклама
Украинский портАл
РУССКОЕ ВОСКРЕСЕНИЕ. Православие, самодержавие, народность
Белый Харьковъ - сайт Харьковского Союза Русского Народа
Ерошка - сайт для православных родителей
Православная женщина

СРН Феодосия


 Информер
Второе выступление по поводу АМКА



От редакции «Православного Апологета»: Мы полностью разделяем позицию архимандрита Саранти Саранту, который в отличие от архим. Георгия (Капсанис) не уклонился от более тщательного разбора проблемы, выявления ее опасности для православного христианина. И она состоит, как совершенно заметил архим. Саранти, вовсе не в наличии числа 666 или нет при использовании присвоения цифрового номера, а в самом принципе присвоения номера-имени в глобальной электронной системе, которое и является возможно одной из последних этапов в установлении перед пришествием самого антихриста, царства антихриста. И дело пастырей вовсе не замалчивать об этой проблеме, как это часто делается у нас, а пастве, верующим напоминать о том критическом времени в которое приходится нам жить.




 Последние новости

Тайна Зверя (3)

УКРАИНА ШЕНГЕНСКАЯ → НА ПУТИ В ЭЛЕКТРОННЫЙ КОНЦЛАГЕРЬКлеймо антиимени

Теги:

 

 Действия
Печатать страницу   
Отправить другу   
Добавить в избранное   
Обсудить на форуме   


Перейти к части
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 Приложения

Личность


В Своем Откровении Бог открывается нам как «Аз есмь Сущий» (Исх. 3: 14). Это, пожалуй, центральные слова в Священном Писании. Этими словами Бог говорит нам: Я есмь Тот, Который есмь, т. е. – Я существую как Личность (как Лицо – Ипостась – Персона). Идея личности – стержневая для всего Священного Писания, ключевая для его понимания. Личность – это суть и главная тайна слова Божия, открывающаяся всякому ищущему живого Бога, всякому жаждущему истины, которая есть не «что», а «Кто»: «Аз есмь Истина» (Ин. 14: 6).
Православие – это религия света и жизни, говорящая о том, что живем мы в мире личностей. Это религия ипостасная, религия личности, вера в Личностного Бога – Отца и Сына и Святого Духа. Личность в Православии – абсолютная ценность, суть всего: и тайны Святой Троицы, и тайны жизни вечной. Принцип личности – главный закон бытия. Личное бытие – первооснова всего сущего и главная реальность. Можно сказать, что это единственная истинная реальность («Аз есмь Сущий», значит: сущее (бытие) есть бытие личное, бытие личности), все остальное, по сравнению с личным бытием, – не реальность, а «реальность». «Видимое временно, а невидимое вечно», – говорит апостол Павел (2 Кор. 4: 18). Христианский персонализм показывает абсурдность ухода от истинного, реального Абсолютного Бытия, которое может быть только персональным, и интеллектуального взлета к сверхперсональному (то есть сверхличному, а значит – безличному) Абсолюту, к «Чистому Бытию», трансцендирующему все сущее, на самом же деле – небытию.
«Человек – отблеск существа, и заимствует от этого Существа характер существа. Бог, единый Сый, отражается в жизни человека» (святитель Игнатий) [62] . Бог, Сам будучи Личностью, и человека сотворил как личность. Это значит, что Бог сотворил человека как духовное, нравственное и ответственное существо, наделенное самовластием, то есть свободою самоопределения, свободою воли, выбора (и основным является выбор между добром и злом, то есть между общением и отчужденностью). Самосознание, возможность жить как духовная личность – это главный дар, полученный человеком от Бога. Этот дар составляет «норму человечности», как выражался святитель Феофан Затворник, добавляя, что без ясного самосознания «человек стал бы не человек» («Что есть духовная жизнь и как на нее настроиться», письмо 12).
Человек состоит из тела, души и духа. Дух есть высшая часть души. Дух – это личность, это сам центральный человек. По определению святителя Феофана, дух есть «самостоятельная, особая личность, свободно-разумная, нормальное состояние которой есть жизнь в общении с Богом» [63] . «Дух, – говорит святитель Феофан, – это сила, в Боге живущая, из Бога пиющая жизнь и все к Богу устремляющая – и в человеке и вне его, – и внутреннее и внешнее». И именно в духе, по словам святителя Феофана, «печать человечества». Если же Бог забыт и духовные устремления погасли, то «человек стал не похож на человека» [64] .
«Без веры человек – не человек, – учит святитель Феофан. – Если которые не верят из многоученых, то это не значит, что они шагнули далеко вперед или высоко махнули ввысь, а это значит, что они выступили из природы человеческой, – исказили себя и изуродовали» («Что есть духовная жизнь и как на нее настроиться»).
«Человек – это его вера», – говорил великий русский философ И. В. Киреевский (1806 – 1856). Другой великий русский мыслитель XIX века, Ф. М. Достоевский, в творчестве которого, как известно, проблематика, связанная с темой личности доминирует (смысл жизни, достоинство человека, свобода и ответственность, человек и Бог, добро и зло, влечение и долг, рассудок и мораль и другие вопросы), видел в человеке не «ветошку», не «штифтик», не объект манипуляций, а личность, обладающую свободной волей и ответственную за совершенные деяния. В любой жизненной ситуации Достоевский требовал руководствоваться высоким нравственным принципом: «БЫТЬ ЧЕЛОВЕКОМ между людьми и остаться им навсегда, в каких бы то ни было несчастьях не уныть и не пасть» [65] , – до уровня зверя.
Каждый человек есть уникальная личность. Однако личность – это совсем не тот сгусток гордыни и тщеславия, который считает личностью «мир сей». Апостол Павел и вслед за ним Святые Отцы различают «внутреннего» и «внешнего» человека (см., напр.: 2 Кор. 4: 16; Еф. 3: 16). Под первым они понимают духовное начало в человеке, а под вторым – его плоть и животные инстинкты и влечения. Внешний человек – это не «я», а «мое»; рука – это не «я», тогда как «я» – это словесное начало моей души (святитель Григорий Нисский). «Я признаю, – говорит святитель Иоанн Златоуст, – двух человеков, одного – видимого и другого – скрывающегося в видимом. У нас есть внутренний человек, и что составляет наше совершенство мы имеем в разумной душе, так что тело есть только дом, селение души человека, собственно же человеком является то, что составляет душу, мое «я» [66] .
«Я» – это моя духовная природа, личность, которая есть образ Божий; а тело и его ощущения – это «мое». «Душа и ум – это мы, поскольку сотворены по образу Создавшего; тело и приобретаемые посредством него ощущения – это наше; около же нас – имущества, искусства и прочие удобства жизни» (святитель Василий Великий, «О познании себя»).
И современная медицинская наука наглядно показывает нам, что после смерти тела наша личность, наше существенное «я» не умрет, а будет продолжать существование, хотя и в совершенно новых условиях. Умирая, все мы почувствуем отделение нашего безсмертного «я» от его временного дома – физического тела. Одна из умиравших женщин сказала: «Я выхожу, а тело – пустая оболочка». И эта женщина, и все другие никогда не говорили, что из тела вышла их душа. Из тела вышло «я», и «я» потом наблюдало со стороны свое тело и все, что с ним делали врачи [67] .
Когда дух пленен страстями, то человек предается животной чувственности, не зная предела и меры. Эту безмерность сообщает ему дух, попавший в плен, и проявляется нечто, животным несвойственное.
«И создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою» (Быт. 2: 7). Вот величественная словесная икона Божественного творческого акта, которым человек был приведен в бытие. Откровение о Божием даре – безсмертном человеческом духе – образно представлено словом «дыхание», по толкованию святителя Игнатия (Брянчанинова): «Душа от первого видимого действия, свидетельствующего о присутствии ее в человеке, названа дыханием жизни; самое вдохновение ее отнесено к лицу человека (отсюда такие слова, как «личность», «лицо», «личный» и т. д. – Авт.), как к той части тела, которая одна по преимуществу служит зеркалом души, выражая на себе характер ее движений и ощущений».
Символ жизни, дыхание изображает духовную жизнь, по слову святого Иоанна Кронштадтского: «Как дыхание необходимо для тела, и без дыхания человек не может жить, так без дыхания Духа Божия душа не может жить истинною жизнию. Что воздух для тела, то Дух Божий для души». А также по толкованию святителя Игнатия: «Повторением дуновения вочеловечившимся Богом при воссоздании человека объясняется дуновение Божие при сотворении души человеческой. Господь наш Иисус Христос, совершив наше искупление и предуготовляя человечество к принятию Святого Духа, стал посреди учеников Своих по воскресении Своем, дунул и сказал им: «Примите Дух Свят» (Ин. 20: 22), Который вскоре и низошел на них в виде огненных языков при шуме с неба, как бы от несущегося сильного дыхания ветра (Деян., гл. 2). Этим вторым дуновением объясняется и указуется, что и при первом дуновении было сошествие Святого Духа».
Во время сошествия Святого Духа апостолы ощутили в сильнейшей степени живое богообщение (так что некоторым очевидцам показалось, что они пьяны), и через это личностное богообщение совершилось восстановление в них истинной, богоподобной человеческой личности. И эта же благодать Святого Духа сообщалась затем через апостолов и их преемников всем вступающим в Церковь Христову, возрождая в них истинную личность, и сообщается и поныне. Вот почему Дух Святой именуется Церковью «животворящим».
«Человек (греч. – anqrwpoz, от anw– вверх, trepein – обращать и oy – лицо, взор) – существо, имеющее лицо свое обращенным вверх, к небу, как цели бытия и будущему жилищу; или имеющий чело обращенным кверху (внешнее отличие от безсловесных животных); некоторые производят от anw и anqrein – смотреть вверх» [68] . Чело-векчело (лицо-личность, ум, дух) обращено в век (в вечную жизнь).
На протяжении всего Евангелия Спаситель утверждает высочайшее достоинство человеческой личности, а также неизмеримое превосходство природы человека над природой животных. Например: «Взгляните на птиц небесных: они ни сеют, ни жнут, ни собирают в житницы; и Отец ваш Небесный питает их. Вы не гораздо ли лучше их?» (Мф. 6: 26; см. также: Лк. 12: 24); «Сколько же лучше человек овцы?» (Мф. 12: 12).
Священное Писание говорит о создании человека по образу и подобию Божию, чем он неизмеримо превосходит животных, а потому должен господствовать над ними: «И сказал Бог: сотворим человека (как лицо-личность) по образу Нашему (Лиц Святой Троицы) и по подобию Нашему, и да владычествуют они над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над зверями, и над скотом, и над всею землею, и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле» (Быт. 1: 26). На истине о сотворении человека по образу и подобию Божию строится вся святоотеческая антропология.
Образ Божий Святые Отцы усматривали именно в присутствии в человеке духовного начала – личности [69] . А подобие Божие в человеке – это возможность уподобления Богу, способность жить духовно – как личность. «Образ Божий состоит в естестве души, – говорит святитель Феофан Затворник, – а подобие – в свободно приобретаемых ею богоподобных качествах. То, что наша душа невещественна, проста, духовна и разумно-свободна – это относится к образу Божию. А когда она должным употреблением разума и свободы познает истину и станет искренно содержать ее, сердце же украсит всякими добродетелями, тогда сии качества составят в ней подобие Богу» [70] . О соотношении образа и подобия Божия в человеке очень точно говорит и афонский старец Иосиф Исихаст: «Если божественных даров не имеешь, то знай, что и подобием Господа нашего не владеешь! Если же душу свою оскверняешь, то и образ Божий в себе помрачаешь, на адский мрак себя обрекаешь!» [71]
Если образ дан человеку раз и навсегда и не может быть уничтожен, то подобие зависит от свободного выбора человека, от направления его воли.
«Бог есть Существо абсолютно свободное; и душа человека имеет свободу воли. Потому человек может желать, но может и не желать быть подобием Божиим, ибо это зависит от свободного желания самого человека, от направления его свободной воли. Подобие Божие зависит от направления душевных способностей. Оно требует духовной работы человека над собою. Если человек стремится к истине, к добру, – к правде Божией, то он становится подобием Божиим. Если же человек любит только самого себя, лжет, враждует, делает зло, заботится только о земных благах и думает только о теле своем, и не заботится о душе своей, то такой человек перестает быть подобием Божиим (т. е. похожим на Бога – Отца своего Небесного), а делается похожим в своей жизни на животных (это скотоподобие и звероподобие. – Авт.) и может окончательно уподобиться злому духу – диаволу (это уже демоноподобие. – Авт.)» («Закон Божий»).
Образ дан как реальность, а подобие дано как возможность; первое дано, а второе задано. Образ – это форма, а подобие – содержание. Подобие – это красота образа Божия в человеке, которая может быть изменена грехом, образ Божий может быть искажен. Может остаться только форма, без содержания. Человек может отказаться от духовной жизни, то есть от жизни своей личности, он может выбрать смерть, а не жизнь. «Это та жизнь, о которой сказал Моисей, когда жил, к народу, говоря: избери себе жизнь, чтобы жить» (3 Езд. 7: 59); ср. Втор. 30: 19). «Бог, сотворивший человека, есть истинная жизнь; поэтому, кто утратил подобие Божие, тот утратил и общение с жизнью» (святитель Василий Великий). Не жить как духовная личность – значит отрицать замысел Божий о себе как Его образе и подобии.
Но личностью можно быть только тогда, когда в других признаешь личность. «Сия есть заповедь Моя, – говорит Христос, – да любите друг друга, как Я возлюбил вас. Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих. Вы друзья Мои, если исполняете то, что Я заповедую вам. Я уже не называю вас рабами, ибо раб не знает, что делает господин его; но Я назвал вас друзьями, потому что сказал вам все, что слышал от Отца Моего» (Ин. 15: 12-15). Само слово «друг» подразумевает признание и принятие личности «другого», другой личности.
Обретение своей личности происходит через отношение к другой личности. И это отношение – любовь. «Если любви не имею, я ничто», – говорит апостол Павел (см. 1 Кор. 13: 2). Другого отношения здесь быть и не может, так как всякая нелюбовь будет уже не отношением к другой личности, а отрицанием ее. Ведь как можно относиться к тому, что отрицаешь?
Главная потребность, заложенная Творцом в человека, – это потребность в личном общении, то есть в любви. Вот почему Святые Отцы говорят, что Бог – наша жизнь, и также говорят, что наш ближний – наша жизнь. Этим они указывают на то, что жизнь нашей личности – это личное общение с другими личностями. Поэтому главной Божественной заповедью, согласно Евангелию, является двуединая заповедь о любви: любви к Богу и любви к ближнему. Эта заповедь отождествляется в Евангелии с вечной жизнью, например: «И вот, один законник встал и, искушая Его, сказал: Учитель! что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную? Он же сказал ему: в законе что написано? как читаешь? Он сказал в ответ: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всею крепостию твоею, и всем разумением твоим, и ближнего твоего, как самого себя. Иисус сказал ему: правильно ты отвечал; так поступай, и будешь жить» (Лк. 10: 25-28). Значит, если человек не удовлетворяет эту свою главную потребность, свое стремление к личному общению, то он теряет жизнь вечную.
«Кто не любит Бога, тот не любит ничего» (старец Паисий Святогорец). Любя Бога и ближних, человек обнаруживает и истинную любовь к самому себе. Напротив, нелюбовь к другим показывает, что человек не любит, не видит и потому отрицает самого себя. «Души, – говорит преподобный Исаак Сирин, – пока осквернены и омрачены, не могут видеть ни друг друга, ни самих себя» («Слова подвижнические», слово 17).
Как известно, «Слова подвижнические» святого Исаака Сирина – одна из самых любимых книг прп. Серафима Саровского, старца Паисия Святогорца (как и его учителя иеросхимонаха Тихона), старца Иосифа Исихаста и других афонских подвижников. Мы еще не раз будем цитировать эту книгу.
С этим связано и православное понимание природы зла: оно не есть бытие, а отсутствие бытия. Зло «не имеет сущности» (святитель Григорий Богослов), оно, по словам преподобного аввы Дорофея, есть «онтологическое ничто». Святитель Василий Великий учит: «Не представляй себе, будто бы зло имеет особенную свою самостоятельность. Зло есть лишение добра. Сотворен глаз; а слепота произошла от потери глаз. Поэтому, если бы глаз по природе своей не подлежал порче, не имела бы места слепота. Так и зло не само по себе осуществляется, но следует за повреждениями души» («О том, что Бог не виновник зла»). На это же указывает святитель Григорий Нисский: «Зло не существует онтологически, оно проявляется в предрасположенности души», то есть в направлении свободной воли.
Обладая сознанием и свободной волей, человек, в отличие от животных, может выбрать как должное (признание других личностей, любовь), так и не должное (путь своеволия, духовного отчуждения, что само по себе и есть зло). Человек, идущий по пути своеволия наперекор естеству, погружается в противоестественное, уродливое, неистинное бытие, бытие чудовища, воплощающее в себе появившееся благодаря ошибочному направлению свободной воли зло.
Актом своей воли существо личное может выбрать звериность, отказаться от признания и принятия других личностей, от любви, от общения, а значит, от жизни духовной, свободно-личной, то есть от жизни своей личности. Поэтому Евангелие говорит, что человеку, сознательно и решительно отвергающему свет и добро и выбирающему тьму и служение злу, лучше было бы и не родиться (Мф. 26: 24; Мк. 14: 21). Согласно Священному Писанию, человек может быть «тьмой»: «Вы были некогда тьма, а теперь – свет в Господе» (Еф. 5: 8), – говорит апостол Павел христианам. «Зло не есть что-либо другое, – пишет преподобный Иоанн Дамаскин, – кроме лишения блага, подобно тому, как и тьма – лишение света; ибо благо есть свет духовный, а зло есть тьма духовная» [72] .
Зло – это отчужденность. Преподобный Макарий Великий говорит, что «для Бога зла не существует» (ибо в Нем нет отчужденности), но для нас оно есть – как пребывание вне общения с Богом. Невозможно не быть во тьме и грехе тому, кто не имеет общения с Богом, то есть кто не имеет Божественной благодати. Слово «ад» и означает – «место, лишенное света», то есть – тьма, пустота. Как учат Святые Отцы, главное мучение – отсутствие общения с Богом.
«Многие безрассудные, – рассуждает святитель Иоанн Златоуст, – желают только избавиться от геенны. Но я считаю гораздо мучительнейшим геенны наказанием не быть в оной славе. И тому, кто лишился ее, думаю, плакать должно не столько о геенских мучениях, сколько о лишении небесных благ. Ибо это одно есть жесточайшее из всех наказание».
«Пустым пустое, а полным полное», – говорит Господь в Священном Писании (3 Езд. 7: 25). Только на личностной основе существует возможность самореализации духа. Утрата любви ведет к замиранию жизни духа, а значит, теряется жизнь вечная, которая необходимо носит личностный характер. Вне личного общения дух человека остается нереализованным, потерявшим смысл и предназначение своего бытия. Человек тогда становится «пустым». Это и есть вечная погибель и смерть духовная, а также «смерть вторая» (Откр. 20: 6), которая начинается уже здесь, на земле.
«Предоставь мертвым погребать своих мертвецов», – говорит в Евангелии Христос Своему ученику (Мф. 8: 22), указывая этими словами на то, что живые люди могут быть мертвыми по своему духовному состоянию. «Человек, не имеющий полного упования на Господа, не верящий Ему, уже мертв» («Духовные беседы и наставления старца Антония», часть 2-я). Вечные мучения грешников, согласно церковному учению, будут состоять именно в мучительнейшем ощущении пустоты и томления в сердце, поскольку смерть духовная есть разрыв общения с Богом, отчуждение от животворной Божественной светлости. Поэтому адские мучения – это не просто наказание за недолжное поведение, это состояние, ужасное состояние отчужденности от Бога и других личностей, в котором пребывают непокаявшиеся грешники и падшие ангелы. «Идите от Меня, проклятые, в огнь вечный, уготованный диаволу и ангелам его» (Мф. 25: 41).
Грех отчуждает человека от Бога. «Грех есть отпадение от Бога, одно мгновение греха – и отпадение» (святой праведный о. Иоанн Кронштадтский) [73] . Человек является настоящим человеком единственно с Богом. Отдаляясь от Бога, человек уходит и от самого себя, теряет свое собственное лицо, деперсонализирует себя. В житии святого мученика Патрокла (17 августа ст. ст.) повествуется о том, как сей мученик обратился к императору-язычнику, принуждавшему его поклониться идолам, с такими словами: «Ты имеешь богатства земные, скоропреходящие, но ты нищ, ибо ты не имеешь самого себя, так как ты не стяжал в сердце своем святой веры в Господа нашего Иисуса Христа; посему ты будешь осужден Судиею праведным, – Богом, на мучения вместе с отцом твоим, – диаволом».
«Вы как бы не Меня оставили, а вас самих, говорит Господь» (3 Езд. 1: 27). Оборотной стороной отчужденности от Бога является самоубийство. Уподобляясь животным, люди, словно одержимые злыми духами евангельские свиньи, устремляются в бездну небытия (ср. Лк. 8: 26-39). «Шестая заповедь гласит: Не убий (Исх. 20: 13), – пишет архимандрит Рафаил (Карелин). – Но мы безпрерывно убиваем свой собственный дух… И каждый день, отданный только земле, есть каждодневное самоубийство… Не убий – значит выбери жизнь» [74] .
Спастись – значит найти Бога и самого себя. «Царствие Божие внутри вас», – говорит Спаситель (Лк. 17: 21). Согласно одному из древних христианских апокрифов, Господу принадлежат такие слова: «Тот, кто нашел самого себя, – мир недостоин его» (Евангелие от Фомы, 115) [75] . «Находясь вдали от Бога, – говорит старец Паисий Святогорец, – человек находится вне себя. Посмотри, в Евангелии написано, что блудный сын «придя в себя, сказал: пойду к отцу моему» (Лк. 15: 17-18). То есть блудный сын решил возвратиться к отцу, придя в себя, покаявшись. Живя во грехе, он был без разума и смысла, поскольку грех – вне здравого смысла» [76] . «А отец сказал: … станем … веселиться, ибо сын мой был мертв и ожил, пропадал и нашелся» (Лк. 15: 24).
Православие дает возможность при помощи благодати Божией избавиться от рабства греху и от звериности и возвратиться к себе, а от себя к Богу, снова сделаться богоподобной духовной личностью. По словам святителя Феофана Затворника, спасение состоит в восстановлении в человеке образа и подобия Божия [77] .
«С Богом примирение и сроднение невозможны для нас, если мы наперед не возвратимся к себе и не войдем внутрь от вне. Только внутренняя жизнь есть истинно-христианская жизнь. О сем свидетельствуют все Отцы» (наставление Никифора Монаха) [78] .
Можно сказать, что Церковь – это Божественная мастерская, где созидается духовная личность, а Евангелие – практическое руководство, каким образом человек может стать духовной личностью. На созидание в человеке богоподобной личности направлены все без исключения Божественные заповеди (как ветхозаветные, так и – в особенности – новозаветные), а также все установленные Церковью правила, обычаи, распорядок и благочиние (особенно правила и распорядок монашеской жизни, как жизни равноангельской). А «когда человек с помощью Божественной благодати вновь обретет свою личность, – говорит афонский старец Иосиф Исихаст, – так что смертное сие облечется в безсмертие (1 Кор. 15: 54), по слову апостола Павла, и будет, так сказать, поглощено жизнью (см. 2 Кор. 5: 4)», тогда уже «становятся ненужными закон, заповеди и распорядок», «тогда поистине праведнику закон не лежит (1 Тим. 1: 9)» [79] .
На зарождение, развитие и поддержание в человеке жизни духовной, личной направлены все церковные таинства и обряды, начиная с таинства святого Крещения. В этом таинстве восстанавливается образ Божий в человеке: он умирает для жизни «звериной», то есть плотской и греховной, и Духом Святым оживает как духовная личность, получая силы для жизни духовной и святой. Христос, явившись апостолам после Своего славного воскресения, «дунул и говорит им: примите Духа Святаго» (Ин. 20: 22). По изъяснению Святых Отцов, это дуновение означало восстановление в человеке образа Божия, данного человеку при его сотворении (когда Бог «вдунул в лице его дыхание жизни») и искаженного грехопадением. Поэтому после дуновения Спаситель сказал Своим ученикам: «Кому простите грехи, тому простятся. На ком оставите, на том останутся» (Ин. 20: 23). Вот почему таинство покаяния Святые Отцы назвали «вторым крещением».
«Полное вступление в Православную Церковь осуществляется через участие в трех основных Таинствах: Крещении, Миропомазании и божественной Евхаристии.
Крещение есть духовное рождение человека. Оно есть рождение «свыше», которое присоединяет человека к Церкви и записывает его в Царствие Небесное: «аще кто не родится водою и Духом, не может внити во Царствие Божие» (Ин. 3, 5). Таинство Крещения создает начало истинной жизни. «Начало жизни для меня Крещение, и первый день жизни – день нового рождения», – пишет Василий Великий («О Святом Духе»). Такая характеристика Крещения, с одной стороны, показывает принципиальную его важность для истинной жизни человека, а с другой стороны, отмечает необходимость продолжения и доведения до конца этой новой жизни. Крещение освобождает человека от рабства греху и открывает путь к бытию «по подобию». Но шествие по этому пути становится возможным только по благодати Святого Духа. Поэтому с Таинством Крещения сопряжено и Таинство Миропомазания.
Если Крещение вводит в жизнь во Христе, то Миропомазание подает энергию для осуществления этой жизни. Как отмечает святой Николай Кавасила, Миропомазание соделывает духовные дарования для каждого человека соответственно его готовности («О жизни во Христе»).
Третье главное Таинство, в котором и осуществляется цель двух предыдущих Таинств – это божественная Евхаристия, которая представляет собой последнее и главное Таинство Церкви. «Никто не может преступить далее его или прибавить что-либо. Ибо первое Таинство, то есть Крещение, явно нуждается во втором, а второе в этом последнем. Но после Божественной Евхаристии уже не существует ничего другого, куда нам следует двигаться, но подобает остановиться здесь и подумать, как мы сохранили до конца наше сокровище… После умащения миром мы идем к трапезе, и это есть предел жизни, так что никто из дошедших уже не будет нуждаться во взыскуемом (человеком) благоденствии» (святой Николай Кавасила, «О жизни во Христе»).
Итак, в этих трех Таинствах – Крещении, Миропомазании и божественной Евхаристии, которые неразрывно связаны друг с другом, таинственно совершается воплощение человека в Церкви. В этих Таинствах человек становится причастником спасительного дела Христова и усваивает дарования Его. «Мы крестимся, чтобы умереть смертью Христовой и воскреснуть Его воскресением. Мы помазуемся, чтобы стать общниками царственного помазания обóжения. Вкушая Священнейший Хлеб и испив из Святейшей Чаши, причастились той же Плоти и той же Крови, которую восприял Спаситель. Так мы связаны с Тем, Кто воплотился за нас, обóжился как человек, умер и воскрес» (святой Николай Кавасила, «О жизни во Христе»)» (Георгий Мандзаридис, «Глобализация и глобальность: химера и истина»).
Достоевский утверждал: «Все тайны личности, то, как довести себя до совершенства, даны Православием». «Личное самосовершенствование, – говорил он, – есть не только начало всего, но и продолжение всего, и завершение всего» [80] . Наши мысли, слова и дела в каждый миг нашей жизни или созидают в нас личность, делая ее богоподобной в соответствии с Божественным замыслом, или разрушают ее. И после телесной смерти наше существование не прекратится. Что здесь выстроим – так и там жить будем.
Спастись – значит спастись, освободиться от звериности. Человек должен найти себя среди чуждого, вторгшегося в него, обступившего со всех сторон. А чуждое – это грех, то есть – огреха, ошибка в поиске, неправильно выбранный путь (в греческом языке слово «грех» – амартиа – буквально означает «промах»). Грех убивает человека, делает его духовным мертвецом (см. Еф. 2: 1). Всякий грех и всякая страсть – это усыпление, погашение, отрицание духа. Не случайно Святые Отцы называют страсти «мысленными зверями» [81] . «В мысленной силе души, – говорит святой Григорий Синаит, – рождаются и действуют помыслы, в раздражительной – зверские страсти, в вожделетельной – скотские похоти, в уме – мечтательные воображения, в рассудке – мнения» [82] .
Грех – это всегда звериность, «зубы его – зубы львиные, которые умерщвляют души людей» (Сир. 21: 3). Основание и следствие греха – отчужденность от других личностей. Вот почему сказано: «Кто делает грех, тот от диавола» (1 Ин. 3: 8). Святые Отцы говорят, что корень всех грехов – гордость, но разве гордость не есть самость (по выражению святителя Феофана Затворника), и разве самость не есть закрытость, отчужденность?
Из Священного Писания и святоотеческого учения мы знаем, что спастись невозможно без покаяния. Покаяние – это признание присутствия в себе отчужденности, соединенное с искренним желанием от нее освободиться. Суть покаяния – ненависть к вторгшейся в нас звериности, то есть отречение от нее, решительный отказ от отчужденности. Вот почему, по учению Святых Отцов, человек узнает, что получил отпущение грехов своих тогда, когда «ощутит в душе своей, что совершенно, от всего сердца, возненавидел грехи, и когда явно дает себе направление противоположное прежнему» (св. Исаак Сирин, слово 18). Отсюда становится понятным смысл евангельского призыва: «Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное!» (напр., Мф. 3: 2; 4: 17) – ибо в этом Царстве нет места звериности и отчужденности.
В одной из книг о старце Паисии Святогорце встречаем следующие слова этого старца, в которых раскрывается суть покаяния: «Людям, приходящим ко мне за советом, я советую:
· осознать свою отчужденность от Бога;
· покаяться в ней, и смиренно поисповедаться» [83] .
Если человек руководствуется эгоистическим принципом «живу для себя», не живя для себя в подлинном смысле, то он проводит полуживотное «существование», живет для себя как «физической особи», а не как человека. Выдающийся русский мыслитель XIX века П. Е. Астафьев четко указывал на этот основной и неизбежный выбор для каждого человека: или человек как «физическая особь» (то есть, по сути, «недочеловек»), или «человек как духовная личность» (из книги П. Е. Астафьева «Из итогов века») [84] . Особь, строго говоря, не имеет ничего действительно своего, все в ней стадное.
Что такое «мир сей»? По словам преподобного Исаака Сирина, «слово «мир» есть имя собирательное, обнимающее собою так называемые страсти», «мир есть плотское житие и мудрование плоти» («Слова подвижнические», слово 2).
Мы вынуждены писать в данном и подобных случаях «мир», хотя, строго говоря, следовало бы писать «мiр», как это было до кощунственной большевистской (большевицкой) реформы русского языка. Тогда слово «мир» означало: мир духовный, душевный, благодатный. Если же в этом слове стояла буква «i», то «мiр» имелся в виду: материальный, вещественный, суетный, земной. В то же время, мы посчитали возможным в данном труде вместо приставки «бес», появившейся в русском языке в результате той же «реформы», писать приставку «без», дабы не радовать того, кто той приставкой поминался бы.
Как было показано выше, всякая греховная страсть – это обезличивание, звериность, отчужденность. Значит, «мир сей» – это стихия безличная, стихия духовного озверения и отчужденности. «Мир есть пещера и ложе, где рождается и воспитывается зверь» (святитель Феофан Полтавский).
«Мир сей» есть отчужденность. Поэтому Христос, совершенно свободный от греха и отчужденности, и сказал Своим ученикам (а в их лице и всем верующим в Него): «Дерзайте, ибо Я победил мiр» (см. Ин. 16: 33). Это значит, что Христос победил отчужденность, ибо Он есть Любовь (ср. 1 Ин. 4: 16). Так и «всякий, рожденный от Бога (т. е. уподобляющийся Богу в любви), побеждает мiр» (1 Ин. 5: 4).
Суть внутреннего делания и духовной брани православного подвижника заключена в борьбе со звериностью в себе, в преодолении ее, в победе над ней, в постепенном выдавливании из себя яда отчужденности. По своему «внутреннему человеку» он «находит удовольствие в законе Божием» (см. Рим. 7: 22), то есть в законе личного общения. Но в то же время он видит «в членах своих и иной закон (т. е. вторгшийся в богозданную природу человека и исказивший ее закон отчужденности), противоборствующий закону ума его (т. е. закону духа, закону личности) и делающий его пленником закона греховного, находящегося в членах» его(Рим. 7: 23).
Если духовный человек совершит грех, то он явственно ощущает в себе его последствия, ощущает перемену своего состояния после совершенного греха, отчетливо видит вошедшую в него посредством греха отчужденность и звериность. Плотской человек, совершая грех, не ощущает в себе перемену состояния, как ощущает то духовный, потому что плотской всегда пребывает в смерти духовной, то есть в состоянии отчужденности и звериности. Чтобы спастись, человек должен увидеть в себе звериность, совершенно возненавидеть ее и, при помощи благодати Божией, исторгнуть ее из себя, как нечто чуждое. Тогда восстановится в нем образ Божий, и он начнет жить как богоподобная духовная личность.
«Безстрастием человек возстановляет в себе образ Божий», – учит святитель Василий Великий. Ведь, как говорит преподобный Исаак Сирин, «по природе душа безстрастна», и если «добродетель есть естественное состояние души», то «страсти суть нечто придаточное, в них виновна сама душа» («Слова подвижнические», слово 3). Страсти, по учению Исаака Сирина, это терния на земле нашего сердца; эту землю мы должны возделывать, исторгая терния страстей. Святые как раз и были такими людьми, которые, насколько это возможно было в условиях земной жизни, возвращались к первозданному состоянию. «Все святые, – говорит преподобный Симеон Новый Богослов, – до самой крови стали против греха, вменяя ни во что настоящую жизнь, и претерпели различные виды смерти, чтобы от мира собраться самим к себе и к Богу, и соединить в себе раздранныя части естества» [85] .
«Тайна человеческого существа, – учит выдающийся сербский богослов ХХ века преподобный Иустин (Попович; †1979), – равна тайне пшеничного зерна: если человек замурует себя в коконе себялюбивого эгоизма и затворится в нем, то останется сам, останется в одиночестве, отчего усохнет и погибнет, но если зерно своего существа чрез подвиг веры посеет во Христе и зерно это умрет в Нем, то тогда зерно это оживет, прорастет и даст много плода… Идеального совершенства и абсолютной полноты личности человек достигает тогда, когда полностью соединяется с чудесной Личностью Богочеловека Христа» [86] .



[62] Свт. Игнатий (Брянчанинов). Судьбы Божии. С. 13.
[63] Цит. по: Невярович В. К. Исцеление словом. М., 2000. С. 8.
[64] Внутренняя жизнь. Слова епископа Феофана. С. 19-20.
[65] Цит. по: Достоевский // Философский словарь / Под ред. И. Т. Фролова. С. 129.
[66] Цит. по: Букварь: Наука, философия, религия. Кн. 1. С. 283.
[67] См.: Калиновский П. Переход. Последняя болезнь, смерть и после. М., 2003. С. 206.
[68] Букварь: Наука, философия, религия. Кн. 2. С. 1740.
[69] См.: Лосский В. Н. Очерк мистического богословия Восточной Церкви. Догматическое богословие. М., 1991. С.91.
[70] Внутренняя жизнь. Слова епископа Феофана. С. 90.
[71] Монах Иосиф. Старец Иосиф Исихаст. Пер. с греч. Изд. 2-е. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, Свято-Преображенский Валаамский монастырь, 2000. С. 288.
[72] Цит. по: Букварь: Наука, философия, религия. Кн. 2. С. 1350.
[73] Святой праведный о. Иоанн Кронштадтский. Христианская философия. М., 1992. С. 142.
[74] Архим. Рафаил (Карелин). Тайна спасения. С. 60, 63.
[75] Апокрифы древних христиан: Исследование, тексты, комментарии. М., 1989. С. 262.
[76] Старец Паисий Святогорец. Духовная борьба. С. 178.
[77] Внутренняя жизнь. Слова епископа Феофана. С. 91.
[78] Цит. по: Откровенные рассказы странника духовному своему отцу. «Лествица», 2003. С. 210.
[79] Монах Иосиф. Старец Иосиф Исихаст. С. 150.
[80] Из книги преподобного Иустина (Поповича) «Достоевский как пророк и апостол православного реализма». Цит. по: Пасхальная память. Воспоминания об иеромонахе Владимире (Шикине) / Автор-составитель Е. В. Ерофеева. Изд. 2-е. СПб., 2003. С. 119.
[81] См., напр.: Прп. Иоанн, игумен Синайской горы. Лествица. Сретенский монастырь: «Троицкое слово», 1999. С. 287.
[82] Добротолюбие. Т. 5. С. 190.
[83] Невероятные дары. Жизненный подвиг, необыкновенные чудеса, советы и пророчества двух афонских подвижников. М., 2003. С. 85.
[84] Цит. по: Н. Ильин. Солженицын: ложь «под трели Соловьева» // «Русское самосознание». 2002, № 2. С. 7, 16.
[85] Прп. Симеон Новый Богослов. Двенадцать слов. Изд. Оптиной Пустыни, 1989. С. 223.
[86] Прп. Иустин (Попович). Достоевский о Европе и славянстве. М., 2002. Цит. по: Любовь как сущность Бога и человека: Из творений преподобного Иустина (Поповича) // Православный церковный календарь – 2004 с душеполезными поучениями и повествованиями из истории Соловецкого монастыря. С. 134.

Комментарии     Оставить свой комментарий

08.05.2010 / Владимир
Спасибо Вам спасибо огромное что отобразили это великое учение доступно.прожив точнее наверное просуществовав 45 лет открываю для себя чудо человека чудо жизни. Как жаль что ранее не было доступа к этому Учению настоящему образованию. Пройдя мирское обучение думал что так и создан Мир хотя внутри слабо, … Читать полностью

Оставить свой комментарий


Облако тегов

#Путинвведивойска Агафангел антиНАТО антихрист апостасия Афон война с Грузией Глобализация глобальное потепление Диомид единая валюта Еженедельный обзор событий в газете МИР Запад и Украина инн Ипполит клонирование Коллаборационисты-гитлеровцы мировое правительство Мировой финансовый кризис Наказание Западом НАТО новости Православной Церкви Объявления Оптинские старцы Патриарх Кирилл Подвижники Покаяние Руси Прививки Проповеди пророчества Путин русский патриот св Царь Николай II Святые Отцы сионизм солнечная активность Союз православных Братств Союз Русского Народа старец Николай Гурьянов старец Рафаил (Берестов) тайна беззакония Третий Храм третья мировая война Украинская автокефалия Украинские "гауляйтеры" украинский кризис Украинство против Святой Руси чипы под кожу Число зверя чудеса Чуркин штрих-код и 666 Экуменизм электронный паспорт Ювенальная юстиция

▪ 21.09.2011 - Миллионы украинских граждан против введения ID-паспортов с чипами (видео)
▪ 13.08.2011 - ЭРА ТЕХНОТРОННОЙ ДИКТАТУРЫ. НОВЫЙ ФИЛЬМ ГАЛИНЫ ЦАРЕВОЙ (Обновлено)
▪ 25.07.2011 - ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО МИТРОПОЛИТУ ВЫШЕГОРОДСКОМУ И ЧЕРНОБЫЛЬСКОМУ ПАВЛУ В.П.ФИЛИМОНОВА
▪ 15.07.2011 - Мифы об ИНН и ювенальной юстиции
▪ 01.04.2011 - Документальный фильм "Электронное рабство и украинский налоговый кодекс"
▪ 19.03.2011 - Экспертизы ИНН - Харьковская НЮА, Львовский РИДУ
▪ 19.03.2011 - Экспертизы ИНН - Винницкий МАУП, Винницкий НАУ, Институт электродинамики Киев
▪ 30.09.2010 - Почему православные против кодификации
▪ 08.09.2010 - Проект Налогового кодекса снова отправили на доработку
▪ 03.07.2010 - 6 по 9 июля 2010г. возле Верховной Рады КРУГЛОСУТОЧНОЕ МОЛИТВЕННОЕ СТОЯНИЕ. ПРИЙДИ!
▪ 22.03.2010 - Что такое печать-начертание антихриста?
▪ 17.12.2009 - 4470523851. Сатирический рассказ
▪ 07.06.2007 - Еще раз о призрачности конфиденциальности личной информации получивших ИНН
▪ 28.05.2007 - Чипы для украинских студентов
▪ 18.12.2006 - Трагедия отчужденности и ее кульминация в эпоху глобализма
▪ 09.11.2006 - Буквальное объяснение начертания зверя
▪ 26.10.2006 - Несколько слов о начертании зверя
▪ 28.04.2006 - Верующих Украины "спасли" от числа дьявола
▪ 24.11.2005 - О загробных тайнах и цифровой идентификации. (4)
▪ 24.11.2005 - О загробных тайнах и цифровой идентификации. (3)
▪ 24.11.2005 - О загробных тайнах и цифровой идентификации. (2)
▪ 24.11.2005 - О загробных тайнах и цифровой идентификации. (1)
▪ 06.05.2009 - Фальсификация Учения о начертании антихриста. Опровержение мнения Преосвященного митрополита Никопольского и Превезского Мелетия
▪ 06.05.2009 - Фальсификация Учения о начертании антихриста (2)
▪ 06.05.2009 - Фальсификация Учения о начертании антихриста (3)
▪ 08.11.2005 - Тайна Зверя (3)
▪ 08.11.2005 - Тайна Зверя. Приложения
▪ 08.11.2005 - Тайна Зверя (16)
▪ 08.11.2005 - Тайна Зверя (15)
▪ 08.11.2005 - Тайна Зверя (14)




ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU
Рейтинг@Mail.ru

Стояние за Истину. 1999-2014. Все права защищены.
При перепечатке обязательна ссылка на http://www.zaistinu.ru